Ирина Цывина: «Я всегда готова к прыжку»

Поделиться:

Когда-то о ней, молоденькой жене Евгения Евстигнеева, жёлтая пресса писала — мол, и актриса-то Цывина никакая, и роли-то ей достаются по протекции мужа... Прошли годы. Для Ирины очень непростые. Испытания, что выпали на её долю, могли сломить кого угодно и уж точно «выбить» из профессии. А она выстояла. И как личность, и как профессионал.

Беседовала Яна Шварц

Её новая жизнь началась 10 лет назад, когда актриса вернулась в Россию из Америки. Предыстория отъезда такова: после смерти Евгения Александровича Ирина вышла замуж второй раз. Там, за океаном, родила двоих детей. Но, увы, мечте о семейном счастье, ради которого можно пожертвовать даже любимым делом, сбыться было не суждено. О разрыве с мужем и судебной тяжбе с ним из-за дочери Зины актриса говорить не хочет: «Поймите меня правильно, всё уже в прошлом. Так получилось, что девочка осталась с отцом. Она всем обеспечена, живёт в Черногории, рядом с морем, там чудесный климат. Мы имеем возможность видеться, много общаемся по телефону. Я не хочу, чтобы какое-то мое неосторожное слово изменило ситуацию.» А вот сын, названный в честь Евстигнеева Женей, остался с матерью. Сейчас он делает первые успешные шаги в кино. Вообще, сегодня в бурной судьбе Ирины наступил спокойный и счастливый период. И это вызывает у нее тревогу...

— Ирина Цывина: «Знаете, когда всё складывается уж очень хорошо и гладко, я начинаю беспокоиться. За счастье ведь приходится платить, вот и думаешь: что там судьба готовит?
По мне, так пусть лучше жизнь течёт не совсем идеально. Так спокойнее. (Улыбается.)

— Когда решили вернуться в Россию, наверное, готовились к трудностям?
— Главное — я боялась, что уже не смогу сниматься и выходить на сцену. Представляете, что такое десять лет прожить в чужой стране? Я даже получила другую профессию —психолога, так как понимала, что надо будет кем-то работать. А ведь после окончания Школы-студии МХАТ мне сразу стали давать роли, о которых актрисы могут только мечтать. А потом вдруг раз — и я осталась без всего этого. Хотя в Америке тоже не сидела сложа руки: вела передачу на русском канале, снялась в телевизионном шоу. Кстати, играла на английском языке.

— А я где-то читала, что вы уехали, совсем не зная языка?
— Выучила. Куда было деваться? Меня в американскую жизнь бросило, как котёнка в воду. В городе Палм Спрингс, где мы поселились, русских, кроме нас, не было вообще. На родном языке я могла говорить только в Лос-Анджелесе, куда ездила на работу.

— На русское телевидение?
— Да. Но всё, что я там делала, лишь напоминало об актёрском ремесле. У меня не было постоянного актёрского тренинга. Поэтому честно скажу: я горжусь собой — тем, что сейчас снова играю. И — тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить — пусть всё так и остается. На самом деле, я всегда была готова к прыжку — к тому, чтобы вновь «впрыгнуть» в профессию. А сколько примеров знаю, когда актёры в подобной ситуации теряли себя, спивались.

— Вам кто-то помог?
— Все началось с того, что мой сокурсник Александр Васютинский дал мне роль в своём спектакле. Потом поступило второе предложение, третье. Я работала рядом с большими артистами. Мне очень повезло: на спектакле «Мошенники» я встретилась с Валерием Борисовичем Гаркалиным. И он, как настоящий мужчина, прекрасный партнёр и опытный педагог, сделал всё, чтобы я вспомнила ремесло. Сейчас мы уже в четырех спектаклях вместе играем, и у нас такой союз!

Коньячная рюмочка

Ирина — из тех, надо сказать, редких актрис, которые не считают, что мужчина-актёр — это не мужчина. Хотя признаёт: да, лицедейство — во многом женская профессия.

— Ирина Цывина: «Может быть, мне просто везло, но я встречала действительно настоящих мужиков среди актёров. Андрей Ильин, с которым мы играем в сериале «Нанолюбовь», такой. Представляете, он дом своими руками построил! Мой сокурсник Миша Ефремов. Ну абсолютный мужчина. Он тоже играет в «Мошенниках», и там у него две роли, одна из которых женская. А Гаркалин? Как он заботился о Кате, своей жене! Сейчас о дочери заботится. Вообще — кормилец, на нём вся семья держится. У Валерия Борисовича есть выражение: «Если женщине плохо в семье, виноват мужчина». А каким мужиком был Евстигнеев! Он мог кран починить, карниз повесить, вообще всё умел руками делать. Кстати, мой муж Саша такой же. Правда, он не актёр.

— Евгений Александрович, конечно, был человеком могучего обаяния и таланта. Но неужели вы, тогда совсем девочка, действительно полюбили его, старика?
— О чём вы, какой старик?! Евстигнееву было всего 56 лет, когда мы поженились. А когда он был просто моим преподавателем в театральном училище, и того меньше. В него невозможно было не влюбиться. Когда он своим потрясающим голосом говорил: «Лапочка», о-о!.. Его обожали женщины. Галина Волчек — умнейшая и талантливейшая. Красавица Лиля Журкина. Насколько я знаю, у Евгения Александровича безответная любовь случилась лишь раз. В молодости, когда он работал во Владимирском театре. Свидетелем этой истории был его друг, актёр Владимир Кашпур. Он мне рассказывал, что Евстигнеев плакал и говорил: «Я без неё умру». Была там какая-то актриса.

— Но всё-таки 37 лет разница... Наверное, он вас воспитывал?
— Скорее, я его воспитывала. Приучала к комфорту, к красивым вещам, к картинам на стенах. Я это люблю, а он не обращал внимания на то, что его окружало в быту. Совершенно в этом плане был не требователен. Но мне удалось его изменить.

— А есть вещь, связанная с Евстигнеевым, которая вам особенно дорога?
— Крохотная рюмочка. Её Евгению Александровичу подарила Софья Станиславовна Пилявская, а той в свою очередь — Ольга Леонардовна Книппер-Чехова. Может быть, и Антон Павлович к ней прикладывался, не знаю. Муж приносил эту рюмочку на репетиции спектакля «Вишневый сад», в котором я играла Аню. И из неё пили коньяк замечательные люди — Таня Васильева, Николай Волков, Василий Мищенко. Ещё одна памятная вещь — старый фотоаппарат «Зенит». Евстигнеев любил снимать. Сейчас «Зенит» перешёл к моему сыну Жене, он тоже увлекается фотографией.

— Вам не кажется, что Евгений Александрович «с небес» следит за вами? Помогает?
— Сейчас бывает такое чувство. Но вот я думаю: почему, когда мне было так плохо в Америке, когда я буквально билась головой об стену, он мне ничем не помог? Хотя, может быть, мне нужно было через всё это пройти и выстоять?.. Знаете, у меня сейчас есть мечта — сыграть сложную психологическую роль. Судьбу. Не в театре — тут я люблю гротеск, а в кино. Мне кажется, я всей своей жизнью, тем, что довелось испытать, к этому готова.

— А если честно: те большие роли, с которых вы начали свой творческий путь, вам помогал получать Евгений Александрович? Правду писала жёлтая пресса?
— Когда мне предлагали эти роли, ещё никто не знал о наших отношениях с Евстигнеевым. Мы ведь их долго скрывали. Да и не пошёл бы он на это. Ведь сейчас Евгений Александрович не держит меня за руку, когда я стою на сцене или перед камерой. А я и стою твёрдо, и держусь уверенно — поверьте!

«Я бы влюбилась!»

По возвращении в Россию Ирина снялась в нескольких сериалах. Сейчас зрители имеют возможность оценить её новую работу — в многосерийном проекте канала СТС «Нанолюбовь» Цывина играет маму главной героини, женщину весьма непростую, которая в результате и раскрутит всю интригу. Об этом сериале актриса говорит с восторгом: «Я люблю красоту, а здесь всё красиво — актёры, интерьеры. И сама история так лихо закручена!» А ещё «Нанолюбовь» подарила Ирине дружбу с актёром, который, не зная того, почти мистическим образом присутствовал в её жизни с юности, — с Андреем Ильиным. Ирина Цывина: «Предчувствие нашей встречи жило во мне лет с пятнадцати. Я училась в девятом классе. В Минск, мой родной город, приехал на гастроли Рижский театр русской драмы. Я сидела в зале и видела на сцене актёра с мощной энергетикой. Он держал весь спектакль. Я взяла программку и запомнила имя — Андрей Ильин. А потом ещё несколько недель жила под впечатлением, думала о нём и почему-то прониклась уверенностью: этот актёр будет работать в Москве, о нём будет знать вся страна. Тогда я и сама ещё в голове не держала, что поеду в столицу, стану актрисой. И вот я уже закончила Школу-студию МХАТ, снялась в картине «Яма». Одним из моих партнёров в ней был Олег Меньшиков. Потом уехала в Америку. И как-то в один из приездов в Москву иду по Тверской, встречаю Олега. Он: «Ой, а ты куда пропала?» — «Да я в США теперь живу». — «Приходи ко мне на спектакль «Калигула» в театр Моссовета». Я пришла. И вдруг вижу на сцене Ильина! Он там блистал.

— Прошли годы, и...
— Да. И вот нас сводит судьба на сериале. И было такое чувство, будто мы сто лет знакомы. Встретились в гримёрной. Он: «Привет!» И поцеловал. Я: «Привет». И тоже в ответ чмокнула. Я Андрею рассказала всю историю, призналась: «Люблю тебя с детства». Люблю, разумеется, как человека. Как мужчину я сейчас никого не могу любить — у меня на мужской пол блок стоит (показывает рукой воображаемую стену перед собой. — Авт.). Я ведь венчанная жена. Знаете, это потрясающая вещь — венчание! Если бы не это, я бы в Андрея влюбилась. (Смеётся.)

— Значит, он и как человек оказался на высоте?
— Удивительно тактичный, мягкий. Абсолютно никакой звёздной болезни. Его вся съёмочная группа обожает. Мы играем мужа и жену.

— А теперь, если можно, расскажите о мужчине, с которым пошли под венец. Вы ведь вместе уже давно?
— Скоро отметим десятилетие. Вернее, мы впервые встретились много раньше, но роман начался именно десять лет назад. Тогда я его разглядела. Хотя Саша — совершенно мой тип мужчины. Внешне он очень похож на Евстигнеева.

— А второй, американский, муж был другим? Абсолютно.
— Тот был смуглым красавцем.

— Почему же вы не сразу влюбились в Александра?
— Тогда для этого, наверное, время ещё не пришло. Я встречала Сашу в офисе, где он был начальником (он бизнесмен), а Таня, первая жена Дениса Евстигнеева, работала у него секретарём. Вот я туда к Тане, с которой дружила, иногда и забегала. Но Саша мне совсем не нравился. К тому же он был женат на Лене Ульяновой, дочери Михаила Александровича Ульянова. Всё изменил смешной случай.

— Какой?
— Однажды у меня на даче собрались гости. Приехала Таня. Она и предложила пригласить Сашу с Леной, которые оказались моими дачными соседями, в нашу компанию. Я всех принимаю, хлопочу. Поставила на гриль сёмгу и как-то недоглядела — рыба упала на землю. Я была в отчаянии: другого горячего блюда для гостей нет! Решила угощать тем, что осталось. Сели за стол, и вдруг вижу: сёмга! Я ничего не понимаю, беру кусочек, а он так слегка на зубах похрустывает — песок! И тут рядом сидящий Саша мне на ухо шепчет: «Я её очень хорошо отряхнул от земли». То есть он, увидев, как я расстроилась, проявил заботу — отряхнул, обдул каждый кусочек сёмги, разложил на блюде и подал к столу! Это меня тронуло. Я стала к Саше приглядываться. А потом судьба нас свела окончательно.

— Сколько было лет сыну Жене, когда вы снова вышли замуж?
— Семь. Но он сам стал звать Сашу папой. Никаких проблем не было. Мой муж вообще обожает детей. Он с четырёх лет воспитывал Лизу, дочь Лены Ульяновой, считает её своей дочерью. Недавно Лиза с двумя детками приезжала к нам на дачу. И свой сын у Саши есть от первого брака. И, конечно, он любит Женю.

«Я актёром не буду!»

— Ирина, я читала, что сын ваш учится в кадетском корпусе?
— Это уже устаревшая информация. Он в нём продержался всего полгода. А вышло так. Три года назад я одновременно снималась в нескольких сериалах, подсчитала — у меня было около трёхсот съёмочных дней в году, представляете? В общем, Женей заниматься было некогда, и он отбился от рук. У него оказалось два дневника: один, с четвёрками и пятёрками, для родителей, а другой, с двойками и тройками, настоящий, для учителей. Меня вызывали в школу. Я поняла: нужно срочно что-то делать. И тут родилась идея с кадетским корпусом. Навеял её сериал «Кадетство», в котором я играла маму главного героя. Там ведь замечательная история, как у Ремарка в «Трех товарищах», — дружба, любовь, предательство. Вот я и прониклась. А ещё у нас папа, на минуточку, из военной семьи. Сашин отец —генерал-майор, профессор, главный конструктор военной машины БМП-3, которая и сейчас стоит на вооружении и во всех парадах участвует. И дед был генералом — командующим бронетанковыми войсками СССР. То есть уважение к военной службе у Саши в крови, поэтому он сказал: «Правильно, давай отдадим парня в кадетский корпус».

— Но, видимо, Жене там не понравилось?
— Он постоянно нарушал дисциплину, а потому не мог принять присягу. Стало ясно: не его это путь. Вообще, Женя весь в меня. Очень артистичный. Недавно вышла на экраны картина «Правосудие волков», он в ней сыграл.

— Человеку 16 лет, и уже ясно, кем он будет?
— Женя говорит, что не хочет быть актёром. Он ходит заниматься на подготовительные курсы в Университет печати и хочет поступать на отделение художественной графики.

— А с дочкой Зиной вы как общаетесь?
— Когда я приезжаю к ней в Черногорию, мы проводим время в абсолютной любви, ценим каждую минуту. Ей тринадцать. Хочет стать актрисой. Отличница. Прекрасно говорит на сербском, русском и английском.

— Даже самая счастливая семейная жизнь не бывает тихой да гладкой. На чем у вас с Александром «высекается искра»?
— Что касается быта — тут у нас полная гармония. Но иногда, когда он, человек далекий от актёрской профессии, начинает что-то в ней анализировать, я могу вспылить.

— А вы даете ему советы, как вести бизнес?
— Только как строить в нём человеческие взаимоотношения. Талантов, какие должны быть у деловой женщины, у меня нет. Я бы, например, никогда не смогла стать продюсером. А вообще мы с Сашей очень подходим друг другу даже по гороскопу — он Козерог, я Рак. Одна беда: мы оба очень эмоциональные. Но я, как только чувствую, что атмосфера накаляется, начинаю, как положено Раку, пятиться, пятиться. Мне некомфортно, когда конфликты. Кто-то ими наслаждается, от них подпитывается, а я — нет. Вообще люблю всё позитивное. Если вдруг меня посещают темные мысли, я чувствую себя плохо. К счастью, со мной такого почти не бывает...

Смотрите также:


Комментарии: