fbpx

Юлия Ковальчук: Начни сначала

Поделиться:

Завоевав Москву и попав в раскрученную поп-группу, она могла бы стать «одной из» поющих блондинок (сколько таких!) и раствориться в эфире, а её история мало чем отличалась бы от тысячи подобных. Однако Юлия выбрала для себя другой сценарий.

Беседовала Екатерина Бабиченко

«Потихонечку стала падать в обморок»

— Юля, откуда такая тяга к экстриму? «Последний герой», «Большие гонки», «Ледниковый период» — везде вы принимали самое активное участие.
— Мне интересно пробовать себя в чём-то новом. А телепроекты позволяют побывать на необитаемом острове или научиться кататься на коньках в паре с олимпийским чемпионом — когда ещё представится такая возможность? Я максималистка, поэтому стараюсь сделать всё возможное, чтобы победить. Наверное, когда я стану совсем старенькой, буду вспоминать и рассказывать внукам, какой озорной была в молодости! (Смеётся.)

— А страх пораниться, получить травму был?
— Страх — серьёзный барьер. Я старалась не думать о травмах. Будешь о них думать, так они с большей вероятностью могут произойти. Но иногда случаются непредвиденные вещи. Так, например, на «Последнем герое» мне отрезало часть пальца после пяти дней пребывания на острове.

— Как это случилось?
— У нас был конкурс, и партнёр по команде случайно выпустил железный цилиндр, который соскочил и отрезал мне где-то 1/6 пальца. Я встала и потихонечку начала падать в обморок. Весь проект я проходила с таким огромным распухшим пальцем, были каждодневные перевязки, естественно, врачи очень опасались загноения. Но тогда, в момент травмы, прежде чем упасть в обморок, я кричала: «Поклянитесь мне, что из-за пальца вы меня не уберете из проекта!» Мне казалось, что это мелочь по сравнению с тем, что впереди меня ожидает. Хотя рана действительно была серьёзная, я не могла физически даже дотронуться пальцем до чего-то. Помню, рвалась к участию в каком-то конкурсе с криком: «У меня всё прошло, у меня всё прошло!» В этот момент слетает повязка, я голым пальцем втыкаюсь в песок, и тут наступает болевой шок. Но всё это мне казалось тогда не таким важным.

— Что же тогда казалось важным? Ради чего все это можно вытерпеть?
— Я не знаю, какая мотивация была у других, а я хотела проверить себя и попробовать ужиться в новом социальном мире. Накопить опыт, испытать себя на выживание в новой среде. И, наверное, я себе поставлю «пятерку» за этот экзамен, потому что за 40 дней у меня не случилось ни одного психологического срыва, ни одного конфликта. Хотя бывали ситуации очень неоднозначные.

— Жанна Фриске говорила, что в своё время она приехала с острова с чётким ощущением, что следует дальше делать и куда идти, чем заниматься. У вас было что-то подобное? Такая встреча со своим внутренним «я»?
— Наверное, не так остро, как могло бы. Мне на самом деле так всё сложно в жизни давалось и даётся до сих пор, что каждую секунду есть некая проверка и осознание самой себя. Наверное, там, на острове, в очередной раз поняла, что я достаточно сильный человек. Когда дело касается сложных ситуаций, я, наверное, очень многое могу выдержать. Для меня остров стал серьёзным и неповторимым жизненным испытанием.

— Вы настолько сильная девушка, что отказываетесь от поддержки сильного пола?
— Ни в коем случае! Женщина создана для того, чтобы ей дарили подарки, ухаживали за ней. И рядом с мужчиной женщина должна быть слабой.

Драмкружок, кружок по фото, а ещё и петь охота

— Вы в детстве занимались художественной гимнастикой, но получили травму, и мама не захотела оставлять дочку в спорте. Как думаете, это было правильно?
— Наверное, да. Это невероятно красивый вид спорта, но там так ломают детскую психику! Мне было 5 лет, а со мной проделывали невероятные упражнения, растягивая мышцы. Родителей не допускают на занятия по гимнастике. Видеть это невозможно. Говорят, психика родительская не выдерживает.

— Ваша мама видела?
— Мама, естественно, не видела, я ей всё это только рассказывала. Есть дети, которые этим живут. А я приходила домой и говорила: «Мам, почему такие скучные занятия, почему мы не танцуем, почему нам не разрешают разноцветные купальники надевать?» Мне в гимнастике креатива не хватало. А как-то я делала переворот, подкинула булаву, и она упала мне на спину. Была сильнейшая гематома, после чего мама сказала: «Хватит!» У нас открылся новый ДК, и я пошла и сама записалась на танцы, в кукольный театр, на курсы макраме, на иностранный язык и в изостудию. Конечно же, через два месяца из этих кружков остались только те, которые мне были действительно интересны.

— И что же осталось?
— Танцы, изостудия и кукольный театр.

— Вы именно тогда решили, что надо получить профессиональное хореографическое образование?
— Я этим жила и «болела». Приехала в Москву на вступительные экзамены в Университет искусств и узнала, что на эстрадное отделение нет набора. Поэтому развернулась, уехала и... поступила в Саратовский социально-экономический университет на экономическую специальность.

— Какой неожиданный поворот!
— Да. Но уже на следующий год приехала в Москву и поступила на эстрадно-хореографическое отделение.

— А Саратов?
— Там я отучилась два с половиной года заочно, приезжала на сессии, но потом мне стало сложно совмещать. Тем более, я стала солисткой «Блестящих», начались гастроли... В общем, у меня есть одно хореографическое законченное образование и второе — экономическое незаконченное.

— Как произошла судьбоносная встреча с группой «Блестящие»?
— Сначала я попала туда в балет. И для меня в Москве это была первая победа. Первый кастинг, на который я пришла, и меня отобрали из 170 человек на место. А примерно через два месяца меня увидел продюсер, и ему понравилось, как я пою. Состоялось прослушивание. Потом я уехала на несколько дней к родителям в Волжский, и мне позвонили: «Юля, срочно возвращайтесь, вам нужно выучить концертную программу». Так я стала солисткой. Полгода была на испытательном сроке, и денег мне не платили. В один момент я взвыла: «Ребята, мне уже просто есть нечего, вы определитесь, берёте вы меня?» Тогда только они сказали: «Конечно, берём».

— И когда появилось ощущение, что вы готовы к сольной карьере?
— Примерно за год до того, как я ушла из группы. Но тогда я не понимала, как и что должно происходить. А когда все детали стали понятны, я сказала продюсерам об уходе. Это было летом 2007-го. «Ты что, с ума сошла? Не уходи, мы тебе и здесь тоже сделаем сольную карьеру». А я ответила: «Нет, я хочу делать всё сама, всё по-другому, всё сначала». Договорились, что я ещё полгода отработаю в группе, чтобы подготовить себе замену. Потому что до этого ушла Ксюша Новикова, Аня Семенович — коллектив сменился почти полностью.

— Где сейчас выступаете и кто ваша аудитория?
— На моих концертах. Теперь нет площадок, которые раньше были в казино, например. Но сейчас открывается много клубов. Всё потихоньку возвращается на круги своя. Кто слушатели, сложно сказать. Разновозрастная публика. А ещё, как показывает практика, меня очень сильно любят дети. (Смеётся.) Но на концертах я вижу и молодежь, и старшее поколение.

Дом, семья, шале в горах...

— Можно про любимого человека поподробнее?
— Если только в двух словах. Я считаю себя сейчас очень счастливой женщиной, потому что рядом есть сильное плечо, надёжность и спокойствие. Дома я слабая женщина, и вообще думаю, что женщинам-Скорпионам надо, чтобы с ними рядом был человек, который гораздо сильнее их. Я всегда была главнее и пыталась управлять мужчиной, но здесь не тот случай. Я на самом деле могу забить гвоздь, повесить картину, в машине разобраться, но мне нравится, что сейчас не надо об этом думать, потому что рядом есть Он.

— Если чего-то сильно захотеть и приложить усилия, результат обязательно будет. А иногда действует сама судьба, которая приведёт туда, куда нужно. С вами так бывало?
— В моей жизни всё получается только тогда, когда я очень сильно к чему-то стремлюсь. Ко мне просто так ничего не притягивается, нужно хотеть и добиваться. Но даже если что-то пока не получается, я знаю, как себе повысить настроение.

— И как?
— Каждый раз себе говорю: «Господи, ты здорова, у тебя родители здоровы, у тебя есть любимый человек, ты занимаешься любимым делом. Ну что ещё в жизни надо?»

— Прежние мужчины были слабее?
— Нет, может быть, я была менее мудрой. Всё равно всё выстроится так, что женщина будет в каких-то моментах лидировать, но вначале не нужно об этом кричать. Раньше, если я понимала, что могу справиться сама, не просила о помощи. И такая самостоятельность в итоге выливалась в то, что мужчина в принципе не считал нужным помогать. А сейчас по-другому. Конечно, иногда моя самостоятельность берет верх, но я вовремя спохватываюсь: «Нет, сама я не могу этого сделать!» У нас был этап в жизни, когда мы, оба лидеры, не хотели друг другу уступать. Но мужчине важно понимать, что он — главный. И я стала подстраиваться. Как только стала уступать я, начал уступать и он.

— Чего бы вы хотели себе пожелать? Есть ли у вас, Юля, заветная мечта?
— Мне не хватает семьи и домашнего очага. Как и любому артисту, хочется больше концертов. С удовольствием хотела бы стать женой, мамой, но мне сложно представить, что я буду домоседкой. Проще представить, что ребёнок будет носиться со мной по всем съёмкам. Ёлка у меня дома стоит месяц «до» и месяц «после», то есть новогоднее настроение продолжается месяца два. Но идеальный мой «Новый год» ещё впереди — где-то в горах, где между сосен спряталось шале с камином. Вдвоём или в компании близких людей, чтобы было уютно, мило, чтобы снег хлопьями, как в кино... Это моя мечта, и она обязательно когда-нибудь сбудется.

Смотрите также:


Комментарии: