fbpx

Павел Астахов: Линзы для Фемиды

Поделиться:

На визитке не поместится не только перечень его должностей и званий, но и профессий. И не надо. Достаточно рисунка Андрея Бильжо со словами Петровича: «Адвокат Астахов — классный адвокат».

Текст: Галина Ильина

— «Сначала хочется, чтобы тебя знали и признали, а потом — чёрные очки, чтобы не узнавали», — сказал актёр Александр Збруев в интервью нашему журналу. Вам знакомо это чувство?
— Человек публичной профессии не должен прятаться от народа. Именно люди создали ему узнаваемость, принесли славу, успех. Узнаваемость — плата за известность. Формула древняя. Подводить своих почитателей, а тем более обманывать нельзя. Иначе слава и признание превратятся в презрение. Так происходит периодически с некоторыми персонажами. Например, известный певец, оскорбивший журналистку и продолжающий эпатировать народ. Слава — продукт скоропортящийся.

— В детстве вы писали стихи, а стать решили адвокатом. Вы и ребёнком были таким же энергичным, как сейчас?
— Ребёнком я был ещё более энергичным. Сейчас вспоминаю детство и с ужасом думаю, как я вообще его пережил. У меня всегда всё горело, взрывалось, взлетало. То ракеты, то фейерверки самодельные. Я облазил все стройки, заборы, деревья, горы и пригорки. При этом успевал заниматься в секции классической борьбы в спортшколе, посещать кружки судомоделирования, авиастроения, мягкой игрушки, математики, английского и прочая... Но всё пригодилось. Жалею об одном — не нашел времени для музыки. Но в нашей компании мы не очень приветствовали «ботаников» со скрипочкой или аккордеоном. Я же любил ходить в походы, на рыбалку с друзьями. Мы могли собраться в пятницу после обеда и рвануть с палатками на все выходные куда-нибудь на озеро Сенеж или на Истру. Причём меня отпускали без проблем уже с четвёртого класса. А стихи и рисунки — это было тайным увлечением, для души.

— Вашим сыновьям передалась ваша энергичность и многогранность? Чем они занимаются?
— Надеюсь, что передалась. Старший Антон обладает уникальными энциклопедическими знаниями. Может говорить на любую тему и покажет вам глубочайшее знание деталей. Я пробовал его подсаживать в компании к людям «узких специализаций»: энергетикам, финансистам, биологам, автомобилестроителям, судьям, психологам, физикам, причём как русским, так и иностранцам. И все без исключения удивлялись, как он точно и чётко разбирается в их предмете. Видимо, это что-то уникальное. Однако ровно по этой же причине ему сложно учиться. Школу закончил с медалью, а университеты меняет. Его не устраивает то этот предмет, то тот учитель, то программа слабая, то наука устаревшая. Утро начинает с новостей со всего света и биржевых сводок. В свободное время торгуется на бирже, и я только слышу: «Вот ещё тысячу долларов сделал». Мы решили его не трогать, пусть сам определяется, что ему важнее. Как экономист он уже состоялся. Второе лето в каникулы работал в крупной компании и заслужил самых высоких оценок и положительных отзывов. Средний сын Артём отчаянно талантлив в бизнесе. Уже в пять лет знал, как стать миллионером и быстро разбогатеть. Он смотрел на наши регулярные походы в магазин за покупками и наконец выдал: «Чего всё время тратить деньги? Можно сразу купить магазин, взять всё что нужно, а потом продать его ещё дороже. И продукты будут, и денег заработаем». С тех пор он всегда при деньгах, при этом не просит у родителей. Находит любую возможность подработать. Поехал в прошлом году в Англию на летние курсы и устроился в ближайшем почтовом отделении разбирать почту. Платили 5 фунтов в час. Так что он ещё и заработал. Планирует после школы учиться на бизнесмена. Младший Арсений пока машет руками и ногами и пускает пузыри. Ему только исполнился месяц, а он уже очень энергично пытается встать на ноги — убежать по своим неотложным делам. Вот и судите сами, передалась моя энергия детям или нет.

— Есть присказка: кто в армии служил, тот в цирке не смеётся. Ваша служба прошла в серьёзном подразделении — погранвойсках. Случалось, что армейские будни напоминали анекдоты про старшину?
— Армию я вспоминаю только добрым словом. Возможно, мне повезло больше других, но я многому научился там. Анекдотичных ситуаций было много. Достаточно вспомнить нашего прапорщика Васюкова, который из 10 сказанных слов произносил 12 матом. А ведь мы жили в лесу, на заставе. Рядом всё время офицерские жёны и дети. Наш замполит подполковник Маисов, очень тонкий, вежливый человек, просил: «Александр Иванович, дорогой, я тебя очень прошу, не ругайся так громко, тебя же дети и женщины слушают!» Тот кивает и пучит глаза: «Есть! Так точно!» Только выходит из кабинета в коридор, как понеслось по заставе: «Луканин! Мать твою, растак да перетак и натак и заэдак!!!» Замполит хватается за голову: «Ну что ты будешь с ним делать?» Мне и самому пришлось стать старшиной заставы. Прапорщика отправили на какие-то курсы, и три месяца заставой «рулил» я. В 19 лет я составлял боевое расписание охраны государственной границы СССР, выдавал боеприпасы, оружие, продукты. Сейчас вспоминаю — и не верится. А ведь всё это было и легло в копилочку.

— Какие-то происшествия с диверсантами бывали?
— Как у нас говорили: «Граница на замке, а ключ у старшины». Или: «Пограничники не дремлют, они крепко спят!» На самом деле служба сложная. Людей не хватало, и приходилось практически всем переслуживать по нескольку часов. Например, пограничный дозор по флангу должен за 8 часов пройти 30-35 километров. Да ещё с собакой. У нас однажды пёс взбесился и рванул за каким-то диким зверем. И мы вместо 8 положенных часов ловили его все 12. Без собаки же нельзя вернуться на заставу. Естественно, спишь от этого меньше. Нарушители ползут. Лично мне пришлось задерживать двоих. Но были ребята, которые участвовали в целых погранично-войсковых операциях и даже получали медали.

— Вы именно после службы на границе решили учиться в Высшей школе КГБ?
— Не то чтобы я решил. Скорее, за меня решили. Подошёл наш начальник разведки и предложил подумать о необычной профессии. Я подумал, и мне понравилось. Поехал после службы поступать и поступил. Учиться было интересно. Но поработать не удалось ни одного дня. Путч, развал СССР за нас решили наши судьбы. Большинство моих однокурсников уволилось из органов.

— Знание восточных единоборств оттуда?
— Карате-до я начал заниматься ещё в 1983 году. Тогда это было запрещено, и занимались либо подпольно, либо в спецсекциях. Мне повезло, и у нас был тренер, которому официально разрешено было преподавать. Затем я ушёл в армию, там практиковал рукопашный бой и самбо. Потом в Высшей школе обязательный предмет — рукопашный бой и дзюдо. Даже экзамены сдавали. Потом снова начал практиковать карате-до, потом айкидо. В Америке выступал на соревнованиях. Брал какие-то кубки, медали. Но это всё больше для физического развития. Восточные единоборства, если только не становиться фанатиком, вполне гармонично развивают человека.

— Как говорится, если на стене висит ружье, оно должно выстрелить. Вам приходилось в деле применять навыки рукопашного боя?
— К сожалению, да. Не считая задержаний нарушителей, один из которых очень активно сопротивлялся, то первый раз серьёзно воспользовался в Вифлееме, когда с женой поехали в 1994 году путешествовать по святым местам. Нас окружили человек пятнадцать молодых арабов и стали провоцировать. А сами нацелились на золотую цепочку на шее моей Светланы. Благо, сзади был автобус, и мы, отбиваясь, всё же отступили. Затем за женой в московском дворе, когда она гуляла с маленьким сынишкой, увязался маньяк и бежал до квартиры, а потом рвался туда. Она успела лишь мне позвонить, и я через 7 минут был у дверей, где его со спущенными штанами и уложил. Оказался молодой парень из соседнего дома. А потом уже и на меня устроили охоту после серии удачно выигранных дел в подмосковном суде. Ночь, гаражный кооператив. Я ставлю машину и на выходе попадаю на четверых молодчиков, да ещё и с пистолетом. Не скажу точно, что больше помогло — уроки карате-до или регулярные пробежки на стадионе «Динамо». В любом случае физическая форма должна быть в порядке, иначе «двойка» по физкультуре станет приговором.

— У вас много громких дел. Как вам работается со знаменитостями?
— Со знаменитостями работать гораздо сложнее. Им приходится перестраивать своё сознание. Они изначально считают себя выше закона, права и суда. И когда они сталкиваются с правдой, она их чаще всего шокирует. Вот и приходится работать скорой психологической, а затем уже юридической помощью.

— А дружите с кем-то из подзащитных, общаетесь после окончания процесса?
— Скорее, поддерживаю хорошие отношения. Дружить с клиентами можно, но очень сложно. Им ведь нужен ты как профессионал. И часто возникает соблазн превратить тебя в друга, чтобы пользовать, что называется, «по дружбе». Поэтому людей вводить в соблазн нельзя. Я всегда держу дистанцию.

— Можно ли выехать на одном красноречии? Или на суде достаточно знаний законов и логики, а ораторское искусство не обязательно?
— Вы задаете болезненный вопрос. Сегодня ораторское искусство совсем не востребовано в наших судах. Судьи и прокуроры вообще хотели бы, чтобы адвокат молчал и только кивал. Образные выступления вызывают в лучшем случае недоумение, а обычно — раздражение и неприязнь. Лучший язык юриста — не риторика, а право. Логика, законы, юридические аргументы — вот верные спутники. А ораторство приходится практиковать на публичных встречах и в студенческой аудитории.

— Какой самый маленький гонорар был в вашей практике?
— За защиту Артёма Стефанова, несправедливо обвиненного в убийстве депутата Сергея Юшенкова. Я принял от его отца маленькую иконку Богородицы. Нельзя сказать, что это маленький гонорар. Но очень ценный не в материальном смысле. Как человек верующий, я не мог не принять этот дар.

— «У каждого врача есть своё кладбище». Было ли в вашей практике дело, оставившее неприятный осадок?
— Бывает и такое. А про моё «профессиональное кладбище» читайте в моих романах. Для этого я их и пишу. Умный читатель сразу всё поймет и увидит даже между строк.

— Ваш любимый анекдот про адвоката.
— Мне нравится не анекдот, а скорее поговорка или правило английских адвокатов, выведенное ещё в XV веке. Три заповеди адвокатов. Первая заповедь: клиент никогда не должен сознаваться. Вторая заповедь: адвокат никогда не должен забывать про гонорар. Третья заповедь: верёвка всегда достается клиенту. Сурово, цинично, но факт.

— А какая у вас самая любимая книга из ваших?
— Любимую я ещё не написал. Но с удовольствием перелистываю все по очереди. С каждой связана моя жизнь, и не только профессиональная. Я — человек, и ничто человеческое мне не чуждо. Сдал в печать пятый роман, «Маклер». Про квартирных мошенников и строительные пирамиды. А если выделять какие-то романы, то по-прежнему горжусь «Рейдером». Ведь не каждого писателя за художественный роман пытаются привлечь к уголовной ответственности сразу по двум статьям! Именно за «Рейдера» на меня пытались завести уголовное дело те, кто, видимо, узнал себя в романе. Жаль только следователя прокуратуры, который отказался меня преследовать, и его вынудили уволиться из органов. И это происходит сегодня! В наши дни и в нашем обществе! Так что «Рейдер» живёт и побеждает.

— В Америке, чтобы развлечь жену, вы написали любовный роман, причём от лица женщины. Вы так хорошо знаете женщин, что можете передать их мысли и чувства?
— Женщины — другая планета. Они скорее инопланетяне, чем люди. Я не больше других сумел разгадать тайну женской чувственности, привлекательности, нежности и любви. Но я упорно иду по этому пути. Жизнь дана нам, чтобы обрести любовь и любимого человека. Любящие сердца превращаются в ангелов, я в это свято верю. Особая тема — борьба женщин за свои права. Феминизм с точки зрения юриспруденции уникальное и вполне похвальное явление. Но не в той извращенной форме, которая иногда практикуется и больше смахивает на «амазонство». Женщины, отказавшиеся от мужчин, прежде всего теряют свою женственность. Только дополняя и в то же время оттеняя наше различие, мы можем обрести гармонию вместе. Инь не существует без Ян. А Луна погаснет без Солнца. Без ночи не наступит утро, и наоборот. Вся прелесть в том, что мы создаем гармонию лишь вместе.

— Можете рассказать о распорядке дня? Сколько вы спите, может, пищу какую-то особую употребляете?
— Скучно рассказывать своё меню и распорядок дня. Но спать приходится мало. Хотя тому же Наполеону вполне хватало четырёх часов всю жизнь. Я ложусь, как правило, около двух ночи и встаю в шесть утра. Ем богатую белками и углеводами пищу. Лучший допинг — это любовь, поэтому я постоянно влюблён! А лучшее дополнение — спорт.

— Вам предлагали сняться в кино?
— Был большой соблазн. Но теперь я твердо уверен — нет!!! Сниматься я не буду. Есть более интересные ребята и актёры. Даже Астахов появился не так давно. (Смеётся.) Говорят, специально фамилию поменял. Так что вакансий нет и не надо! Мне хорошо в моих ипостасях.

— На ваш сайт пишут поклонницы?
— Поклонницам хочу сказать отдельное спасибо и выразить благодарность за внимание. Мне приятно, что есть девушки, которым я ещё интересен. Но прошу их лишь об одном — без фанатизма!

— Когда вы в последний раз были на охоте? И где была лучшая?
— На охоте не был давненько. Времени нет, и как-то зверьё жаль. А охотились мы с отцом очень много. Исколесили всю страну. Сколько себя помню, он всегда меня брал. Он был прирожденным и потомственным охотником. Лучшие охоты для меня — с отцом. На кабана в Тверской губернии, на утку-лысуху в Николаеве под Одессой. На лис и куропаток в Астрахани. На енотов под Смоленском, на лося в Подмосковье, на бобров под Калугой, на вальдшнепа в Клину, на глухаря, медведя, рысь в Сибири.

— У вас есть, как я знаю, любопытное хобби — собирать линзы. Откуда оно пошло и что интересненькое есть в вашей коллекции?
— Скажу словами одного журналиста, который делал обо мне репортаж: «Увлечение Павла Астахова увеличительными приборами — это профессиональная реакция на слепоту Фемиды». Лучше и не скажешь. Сегодня у меня уже более шестисот стекол набралось. Думаю сделать выставку в ближайшем будущем. Там и расскажу, как собирались стеклышки со всего света.

— В Америке вы прожили несколько лет. На ваш взгляд, что нам не мешало бы перенять у американцев?
— Я противник копирования. Но не учиться на чужих примерах слишком расточительно и глупо. У американцев нам можно перенять отношение к детям, старикам и инвалидам. Ради них общество готово на многие шаги. Патриотизм американцев тоже, как оказалось, вовсе не сказки. Я был в Америке 11 сентября и видел, как буквально физически сплотилась нация. У нас патриотизма ничуть ни меньше, а история более богатая. Так что давайте помнить о том, чего никогда нельзя забывать.

Смотрите также:


Комментарии: