fbpx

Мария Стюарт: Триумф и падение

Поделиться:

Любовь лишила её короны и свободы. Одну половину жизни она провела на троне, а другую — в заточении.

Текст: Наталья Якубова

Королева-дитя

Холодным декабрьским днём 1542 года в замок Фолкленд прискакал гонец. Он принёс шотландскому королю Якову V Стюарту весть о том, что у него родилась дочь — принцесса Мария. Но в сердце у измученного болезнью короля не осталось места для радости. В 31 год он был уже сломлен жизнью и устал от постоянной борьбы с соседями-англичанами. «Женщина принесла Стюартам корону, с женщиной Стюарты её потеряют», — были его последние пророческие слова. Яков V умер, так и не увидев свою малютку дочь.

Марии Стюарт едва исполнилось шесть дней, когда она стала королевой. Её детство проходило в суровом замке Стерлинг под опекой матери-француженки Марии де Гиз и в окружении четырёх подруг-однолеток, выбранных для неё среди лучших семейств страны. Когда Марии исполнилось шесть лет, судьба её круто изменилась. «Тебе предстоит покинуть Шотландию и выйти замуж за дофина Франциска, сына французского короля Генриха II. И придёт время, когда ты сама станешь королевой Франции», — сообщила ей мать.

Через месяц в порту Думбартона Мария Стюарт и её четыре подруги вступили на борт корабля, по-детски радуясь предстоящему путешествию. Французы с восторгом встречали маленькую королеву Шотландии. Мария ехала верхом на маленькой лошадке, иногда пересаживаясь в карету, и в каждом городе в честь неё палили пушки, возводились триумфальные арки, взметались в небо фейерверки. Первая встреча Марии с наречённым состоялась в замке Сен-Жермен под Парижем. Франциск оказался робким болезненным мальчиком на голову ниже невесты. Шестилетняя девочка обняла своего пятилетнего жениха и поцеловала. Вся королевская семья была очарована её детской непосредственностью. Король Генрих II принял маленькую шотландку как дочь, назвав самым прелестным ребёнком, которого ему доводилось видеть. Благодаря острому живому уму, Мария быстро училась. Она овладела французским, итальянским, испанским. Учила латынь и греческий. Повзрослев, стала сочинять стихи, прекрасно играла на лютне, была хорошей наездницей. Её мать часто ей писала письма, но Мария всё меньше и меньше думала о родине. Французский двор в те годы был самым блестящим в Европе. Балы, один роскошнее другого, следовали непрерывной чередой. Мария была счастлива. Королева-девочка быстро превратилась в обворожительную девушку. Придворные поэты наперебой восхваляли её грацию и красоту. Со свадьбой решили поторопиться, назначив её раньше срока. Венчание состоялось в соборе Парижской Богоматери. Подвенечное платье, расшитое жемчугом, рубинами и сапфирами, было таким тяжёлым, что Мария едва стояла на ногах. «Ты самая прекрасная невеста на свете», — восторженно произнёс Франциск.

Две короны

Опасность подкралась к ней неожиданно. В Англии умерла королева Мария Тюдор, и на престол вступила её сводная сестра Елизавета. Но являлась ли Елизавета законной наследницей? Да — говорил английский парламент. Нет — отвечали французские юристы, так как отец Елизаветы Генрих VIII объявил свой брак с её матерью Анной Болейн недействительным, а Елизавету особым указом — незаконнорожденной. А если так — Елизавета не может взойти на престол. На него вправе претендовать Мария Стюарт — как правнучка английского короля Генриха VII. Король Франции Генрих II растолковал Марии что к чему. «Пустая формальность, — объяснил он, — тебе надо только подписать документ о притязаниях на английский престол». И неопытная шестнадцатилетняя девушка поставила свою подпись, даже не поняв, что совершила. А королева Англии поклялась, что не забудет нанесенную ей обиду.

Мария размышляла о нарядах для предстоящего бала, а не об английской короне. После свадьбы у неё появился собственный двор. Она и Франциск любили друг друга и никогда надолго не расставались. Вместе они присутствовали на турнире, который состоялся по случаю помолвки дочери Генриха II принцессы Елизаветы с испанским королем Филиппом II. Этому рыцарскому турниру суждено было повернуть колесо истории. Под занавес на арену выехал король Генрих II — он никогда не упускал случая блеснуть своим мастерством. Навстречу ему выехал молодой граф Монтгомери. Пришпорив коней, противники устремились навстречу друг другу. И в следующее мгновенье раненный в голову король упал на землю. Он умирал долго и мучительно. Когда всё было кончено, его сын Франциск первым вышел из спальни. Мария и Екатерина Медичи, вдова Генриха II, тоже направились к дверям, но в какой-то момент Екатерина замедлила шаг, пропустив вперед Марию. Это был символический жест — вчерашняя королева уступила дорогу новой, семнадцатилетней Марии Стюарт.

Вскоре Мария поняла, что её беззаботные дни закончились. Волшебный мир иллюзий затрещал по швам. Был раскрыт заговор гугенотов, которые собирались похитить короля вместе со всей семьей. Мятежников схватили, начались казни. На глазах у юных короля и королевы рубили головы, вешали, четвертовали...

Одно трагическое событие следовало за другим. В Шотландии умерла её мать Мария де Гиз, и это в то время, когда страну раздирали религиозные распри, а на границе шла война с англичанами. Затем пришла новая беда — и без того слабое от рождения здоровье Франциска II стало ухудшаться. Ничто не могло остановить развитие болезни. Через полтора года после восшествия на престол Франциск II умер. И на сей раз вдовствующая королева Мария должна была пропустить вперёд королеву-мать Екатерину Медичи. Она сразу почувствовала разницу — быть первой или отойти на второе место. «Тебе пора возвращаться на родину», — указала ей на дверь Екатерина Медичи.

Возвращение

Прощание с Францией далось ей нелегко. Мария покидала страну, в которой провела лучшие годы. Она хорошо понимала, что в Шотландии её ждут тяжёлые испытания. Весь цвет французской нации провожал Марию до самого Кале. Как только задул попутный ветер, на адмиральском галеоне развернули паруса. Глядя на удаляющийся берег, королева шептала: «Прощай, прощай милая Франция». Почти пять часов она простояла на палубе, плача и шепча эти слова.

Шотландию разорили междоусобные войны. После тринадцати лет отсутствия родина показалась Марии чужой. Она поселилась в Эдинбурге во дворце Холируд, где не было ни ковров, ни венецианских зеркал, к которым молодая вдова привыкла при французском дворе. Шаг за шагом она создавала в Холируде «маленькую Францию». Покупала картины, гобелены, дорогую мебель и любимые книги в роскошных переплетах. По вечерам во дворце танцуют, поют мадригалы, одеваются и говорят только на французский манер. Королева красива, вокруг неё всегда много поклонников. Она любит музыку, и её развлекает игрой на лютне странствующий менестрель Давид Риччо. Однако у Риччо не только красивый голос, но и острый ум. Очень скоро он получил место королевского секретаря, став близким другом Марии. И сразу же поползли сплетни, что этот итальянский музыкант — агент римского папы и любовник королевы.

Второй брак

Тем временем парламент и шотландские лорды торопили Марию с заключением нового брака. Все королевские дворы засылали в Шотландию своих сватов. Мария не торопилась выходить замуж вторично, но после четырёх лет вдовства она неожиданно для себя влюбилась. Её избраннику Генри Дарнлею всего девятнадцать лет, он красив, великолепно сложен, прекрасно держался в седле. Три дня и три ночи шумели свадебные торжества во дворце Холируд. Увы, очень скоро Мария поняла, что за обманчиво-красивой внешностью её мужа нет ничего кроме пустого сердца и недалекого ума. К тому же Дарнлей оказался пьяницей и развратником. Чувство исчезло так же стремительно, как и появилось. Вскоре между супругами начался разлад. А ещё королева узнала, что ждёт ребёнка. Глубоко оскорбленный, Дарнлей искал причину неприязни супруги где угодно, но только не в самом себе. Почему Мария так внезапно к нему охладела? Его подозрения пали на Риччо. А если так — надо покончить с Риччо.

Ночь в Холируде

Был поздний мартовский вечер. Королева ужинала в маленькой комнате в одной из башен Холируда. Будучи на шестом месяце беременности, она полулежала на кушетке. Напротив за накрытым столом сидел её секретарь Давид Риччо. Внезапно дверь распахнулась. На пороге появился Дарнлей, за его спиной стояли вооруженные люди. Риччо сразу всё понял. Последовала короткая схватка, дубовый стол был опрокинут, благородные шотландские лорды, накинувшись на секретаря, буквально изрезали его на куски. Дарнлей, схватив Марию, оттащил её в сторону, чтобы она не могла помешать борьбе. «Если вы убьете его, я напьюсь вашей крови», — в ярости выкрикнула королева, пытаясь вырваться из рук супруга.

Никто не мог прийти к ней на помощь. Холируд со всех сторон был окружен, у дверей королевской спальни выставлен караул. Но менее чем через неделю Марии удалось выскользнуть из цепких лап заговорщиков, бежав через помещение для слуг, подвал и кладбищенские катакомбы. Только укрывшись за высокими стенами Эдинбургского замка, она смогла почувствовать себя в безопасности.

Любовь, похожая на смерть

19 июня 1566 года пушечный залп известил жителей Эдинбурга, что у королевы Марии Стюарт родился сын. Принц с великой пышностью был окрещён и наречён в честь деда Яковом. Всех шокировало, что на церемонии не было Дарнлея. Зато в первом ряду стоял граф Босуэл. Человек порывистый, он слыл храбрецом, способным на всё ради удовлетворения своего тщеславия. Он повсюду сопровождал Марию, участвовал во всех её делах. Королеве Босуэл казался человеком, на которого можно было положиться в трудную минуту. И случилось то, что должно было случиться. В сердце королевы вспыхнула новая всепоглощающая страсть. Безумную любовь Марии трудно понять. Босуэл был немолод и далеко не красавец. И как удержать подле себя человека, который её, в сущности, не любил? Только самой заманчивой приманкой — короной Шотландии. Таким образом, Дарнлей был единственным препятствием для соединения любовников. Он был приговорен к смерти если не Марией, то Босуэлом, который нисколько не сомневался в том, что, устранив Дарнлея, он получит руку Марии и корону.

Собрав вокруг себя отчаянных головорезов, Босуэл обсудил с ними, где и как произойдет убийство. Знала ли королева правду? Об этом до сих пор спорят историки. Февральской ночью 1567 года жителей Эдинбурга разбудил страшный взрыв. На окраине города в Керк о'Фильде взлетел на воздух начиненный порохом дом. Утром в саду среди обломков камней было найдено мёртвое тело Генри Дарнлея.

По строгому шотландскому этикету королева должна была провести 40 дней в комнате с плотно занавешенными окнами. Мария открыла окна на 12-й день, на 15-й вместе с Босуэлом отправилась на прогулку, а через три месяца после взрыва в Керк о'Фильде они обвенчались. Брак королевы с убийцей её мужа потряс всю Шотландию. А в том, что Босуэл был причастен к смерти Дарнлея, никто не сомневался. По всей стране знать объединилась против Марии и Босуэла. Мятеж разрастался со скоростью лесного пожара. Босуэл с трудом собрал разношерстное наёмное войско, понимая, что спасти его может только чудо. Две армии сошлись у Карберри-хила, и казалось, что вот-вот начнется сражение. Но мятежники и королевское войско долго стояли друг против друга на двух холмах, а затем начались переговоры.

Условие мятежных лордов было таким: королева должна расстаться с Босуэлом и вместе с ними вернуться в Эдинбург, тогда Босуэлу позволят свободно уехать. Услышав, что Мария дала согласие, Босуэл обнял её в последний раз, вскочил на коня и умчался прочь. Возвращение Марии в Эдинбург превратилось в настоящий кошмар. «Прелюбодейку в огонь! » — требовали подданные. Ночью женщину спешно вывезли из Эдинбурга, а утром Мария увидела место своего заточения — мрачный замок Лохливен. Под давлением лордов она подписала отречение от престола в пользу своего маленького сына Якова.

Счастье улыбнулось Марии ещё раз. В Лохливене она покорила сердце сына коменданта замка Джорджа Дугласа, юноши, почти ребёнка. С его помощью Мария сбежала с острова, переодевшись в платье служанки. На противоположном берегу её ждали друзья. Через неделю у Марии Стюарт была уже шеститысячная армия, и она полна решимости вернуть себе корону. Генеральное сражение произошло у местечка Лангсайд. Мария следила за ним с холма. Когда стало ясно, что битва проиграна, она с небольшим отрядом умчалась прочь. Несколько дней Мария и её спутники скитались по лесам без еды и отдыха. «Я еду в Англию, — твердо решила Мария. — Английская королева — моя двоюродная сестра, она поможет мне вернуть корону». Напрасно друзья отговаривали её от рокового шага.

Путь на эшафот

Мышеловка захлопнулась. Следующие двадцать лет своей жизни Мария провела в заточении у королевы Елизаветы. Впрочем, его нельзя было назвать тяжёлым. Никто не собирался гноить Марию Стюарт в подземелье. В сопровождении охраны Мария выезжала на охоту, в её распоряжении был целый штат камеристок. И всегда находились смельчаки, готовые вернуть пленнице свободу и корону. Один такой заговор, целью которого было убийство Елизаветы и водворение на её место Марии Стюарт, был раскрыт. И напрасно королева говорила на суде, что ни разу не видела заговорщиков в глаза. Её участь была предрешена. Мария поднялась эшафот и опустилась на колени. Палач поднял отрубленную голову, и к ужасу всех присутствующих в его руках остался только парик, а голова с грохотом покатилась по деревянному помосту.

Елизавета приказала устроить королеве Шотландии пышные похороны. Через 16 лет на английский престол взошел Яков, сын Марии Стюарт. Англия и Шотландия объединились. Король приказал перенести прах матери в Вестминстерское аббатство в Лондоне. Теперь Мария Стюарт и Елизавета, враждовавшие при жизни, мирно покоятся под одной крышей.

Смотрите также:


Комментарии: