fbpx

Ингрид Альберини: Приключения итальянки в России

Поделиться:

Итальянка, названная в честь шведской актрисы, поющая по-французски... Трудноразрешимый ребус для непосвящённых. Даже для тех, кто лето 2002-го провёл в ритме её зажигательного суперхита Tu es foutu. А таких было почитай пол-России.

Беседовал Дмитрий Тульчинский

Однако с тех самых пор Ингрид Альберини, более известная под псевдонимом Ин-Грид, в нашей стране частая гостья. Как выяснилось, в России итальянская певица даже более любима, чем у себя на родине. Что ж, наши чувства взаимны.

— Ингрид, вы уже практически своя в России. Наверное, со счёта сбились, сколько раз приезжали к нам?
— Вы правы, я действительно сбилась со счёта. Помню только, что первый раз приехала в 2002 году, и это был Петербург, где стояла настоящая русская зима с температурой минус двадцать, — что у меня, как у итальянки, естественно, вызвало шок. Но в итоге мне всё очень понравилось, и с тех пор вот уже восемь лет я постоянно летаю в вашу страну, причём не только в большие города.

— Какое место показалось вам наиболее экзотическим?
— Самая большая экзотика для итальянца — это снег, сама атмосфера русской зимы. Когда идёшь по улице в шубе и шапке, изо рта идёт пар, и ты видишь огни в домах, понимаешь, что там тепло. Вот это ощущение мне очень нравится... Ну и естественно — замёрзшие реки, покрытые толстой коркой льда. Вот уж чего точно не увидишь в Италии.

— А есть ли что-то в России, что находится за гранью вашего понимания?
— Думаю, что нет такого. На самом деле, мало в мире того, чего бы я не могла понять. Вы знаете, у меня диплом по философии и философское суждение о многих сторонах нашей жизни. Конечно, когда первый раз с чем-то сталкиваешься и не понимаешь того, что увидел, ты можешь отвернуться, уйти и не любить это в дальнейшем. Но так проще всего. А можно ведь решиться и на второй шаг, задать себе вопрос: почему так, какова причина, что же было в основе того, чего ты не понимаешь? И тогда ты можешь понять, почему те или иные вещи происходят.

— Ну, я думаю, и без диплома по философии у вас были все шансы стать космополитом. Итальянка, названная в честь шведской актрисы, поющая на французском языке...
— Естественно, всё это правда, что во мне много сплетений, смешений. Что же касается космополитизма, то, конечно, по своему мироощущению, по темпераменту я настоящая итальянка. Итальянцы живут через эмоции, и я в этом плане не исключение. Однако, возвращаясь домой, в Италию, уже через три дня я начинаю скучать, и хочется опять куда-то ехать. Во всех странах, где бываю, я стараюсь приобрести какой-то сувенир, запомнить яркое событие, чтобы оно осталось в памяти. И мне нравится мой образ жизни — со множеством впечатлений, эмоций, воспоминаний. Да, наверное, можно сказать, что я космополит, гражданин мира. Путешествовать для меня — основное желание в жизни, без постоянных поездок я уже не могу, это как наркотик. И любопытство в познании новых культур, обычаев и традиций день ото дня только растёт.

«Всё-таки я вытащила милиционера танцевать»

— Но давайте по очереди. Итак, родители назвали вас в честь знаменитой шведки Ингрид Бергман. Наверное, мечтали вылепить из вас актрису?
— Нет, мой папа был владельцем кинотеатра, они с мамой очень любили кино. Но назвали меня в честь Ингрид Бергман, а мою сестру, кстати, Сабриной — в честь одной из героинь Одри Хепберн — не потому, что хотели сделать из нас актрис. Просто Ингрид Бергман обладала уникальным шармом, была очень воспитанна и интеллигентна, и эти качества они хотели привить своей дочери. То же самое можно сказать о Сабрине и Одри Хепберн. Родители просто хотели, чтобы их дочери были счастливы. И мы на самом деле счастливы.

— Если в семейном пользовании находился кинотеатр, наверное, всё ваше детство — одно сплошное кино?
— Да, всё моё детство прошло в кинотеатре, я просмотрела огромное количество фильмов, была без ума от картин Вуди Аллена, Альфреда Хичкока.

— А фильм нашего режиссёра Эльдара Рязанова «Приключения итальянцев в России» случайно не смотрели?
— Нет... Как же я пропустила! А что это, какой-то новый фильм?

— Да нет, старый... Посмотрите как-нибудь на досуге — там главная героиня, итальянка, влюбляется в русского милиционера. У вас, кстати, наши стражи порядка не вызывают романтические чувства?
— Хм, пару забавных эпизодов могу рассказать. Несколько раз я выступала в концертах, посвящённых 23 февраля, сцену охраняли милиционеры. А у меня есть песня In Tango, во время которой я выхожу в зал и приглашаю кого-нибудь со мной потанцевать. Естественно, в данном случае, спустившись со сцены, наткнулась на милиционеров. Беру одного за руку, говорю: давай-давай, пошли со мной! Он так смутился: нет, не пойду. «Давай-давай, я хочу тебя, прямо сейчас!» (Ингрид блещет познаниями в русском. — Авт.) И всё-таки ему пришлось выйти на сцену и станцевать со мной. То есть форма для меня не преграда — я итальянка, могу всё, что угодно... А вот на Украине был и неприятный эпизод — не со мной, правда, а с моими музыкантами. Они сидели в парке, отдыхали. Ну, чуть-чуть выпили. Подошёл местный полицейский, пригрозил отвести их в участок. Мои ребята взмолились: мы музыканты, не арестовывайте нас, нам завтра выступать. На что полицейский совершенно спокойно сказал: сто гривен, и вы свободны.

«По-французски мне петь безопаснее»

— Ладно, романтические чувства к нашим милиционерам — штука специфическая. А вот в начале 80-х русские девушки едва ли не поголовно были влюблены в итальянских парней с гитарами: Тото Кутуньо, Пупо, Аль Бано, Риккардо Фольи и так далее. Про самих певцов не спрашиваю — их музыка в то время вам нравилась?
— Эти певцы были очень популярны в Италии, каждый из них мог собрать огромную площадь. Сейчас победители шоу X-Factor (итальянский аналог нашей «Фабрики звёзд». — Авт.) не соберут столь огромную аудиторию, а для Тото Кутуньо или Пупо это было на раз-два. Но я не могу сказать, что то была моя музыка. Мне всё-таки больше нравились Майкл Джексон, Мадонна, «Европа».

— И всё-таки вопрос остается открытым: почему же вы стали петь по-французски?
— Во-первых, все свои песни я пишу сама. И мне гораздо проще выражать эмоции и чувства именно на французском языке, который я неплохо знаю. Да и просто это более безопасно. Понимаете, все мои песни — это только мой жизненный опыт. Это песни о любви, об эмоциях, о мужчинах в моей жизни — их было не так много, но они были.

— Сколько песен, столько и мужчин?
— О, нет, конечно!.. Но именно когда пою по-французски, я чувствую себя наиболее комфортно, — так я могу больше выразить себя, свои чувства. По-итальянски это слишком лично получается, ты как бы полностью открываешься. А на чужом языке, который не знают мои близкие, моя мама, — я могу петь, о чем захочу.

— Не смущает, не раздражает, что многие принимают вас за француженку? Я, кстати, и сам до последнего был уверен, что вы из Франции.
— Да, часто люди думают именно так, но я не вижу в этом проблемы.

— А в Италии как относятся к тому, что поете на французском? У себя на родине вы своя или чужая?
— Нет, ну понятно, что итальянские радио и телевидение больше крутят исполнителей, которые поют по-итальянски. Так же как и французские — тех, кто поёт по-французски. Поэтому не могу сказать, что в Италии я сильно популярна. По имени, а уж тем более в лицо соотечественники меня почти не знают. Итальянцы знают мои хиты, у многих они записаны в телефоне, но как я выгляжу, для них загадка. Ещё и потому, что я делаю танцевальную музыку, а её очень тяжело продвигать в Италии. У нас в фаворе больше поп-музыка.

— То есть в России вы более популярны, чем в Италии, можно так сказать?
— Да, вполне.

— Успех песни Tu es foutu стал для вас неожиданностью?
— Абсолютной! На самом деле, я до сих пор не могу в это поверить, потому что до того была джазовой певицей и ничего подобного не исполняла. Я просто написала эту песню, мне она казалась очень простенькой, ничего выдающегося. Но мой менеджер, когда прослушал, сказал: это стопроцентный хит, и я сильно удивилась, когда его слова начали сбываться.

— Есть красивая легенда, будто эта песня навеяна личной драмой — написали её, когда вас бросил молодой человек. Соответствует действительности?
— Да, это правдивая история. После четырёх лет совместной жизни молодой человек меня бросил. Мне было очень больно, и я написала эту песню. Она, вы знаете, достаточно агрессивная, но в то же время и с иронией. И эта песня помогла мне пережить тот нелёгкий этап.

«Со мной может жить только святой»

— Вообще, пишут, что почти все ваши песни — о несчастной любви. Так не везёт в личной жизни?
— Да, со стороны может так показаться. Но на самом деле песен именно о расставании у меня не так много — больше о всевозможных непростых моментах, которые часто бывают между возлюбленными. И подаю это я в стиле трагикомедии. Как в фильме «Амели» — помните? Мне очень понравилась эта картина, и я в своих песнях стала использовать стиль её подачи. То есть, во всём нехорошем надо искать позитив и относиться ко всему с иронией. (Ингрид снова переходит на русский. — Авт.) «Ты обещал на мне жениться! Где жениться? Ты обещал мне страстный ночи! Где они?..» Это то, о чём я пою в Tu es foutu («Ты обещал мне»)... Кстати, в моём новом альбоме Passion, что означает «страсть», все песни также автобиографичны. Это и Le Dragueur (Казанова), где я призываю девушек быть осторожными и опасаться таких мужчин. И Les Fous (сумасшествие), где говорю, что не надо быть слишком рациональными и иногда нужно всё-таки совершать безумства, чтобы не съела апатия. Песня Jalousie — о ревности...

— В одном интервью вы сказали, что все ваши молодые люди никогда не нравились вашей маме. Что же это за молодые люди такие?
— Так как большую часть времени проводила в кинотеатре — а я там не только фильмы смотрела, но и продавала билеты, — все мои ухажёры тут же попадали на глаза моей маме. И она моментально давала каждому оценку, часто негативную: этот слишком несерьёзный, у этого слишком длинные волосы, у этого татуировка... Обычно парень знакомится с девушкой, а уж потом с её родителями. У меня же происходило всё с точностью до наоборот — сначала они знакомились с моей мамой, и если она давала добро, у них была возможность со мной видеться. Но у моей мамы кастинг пройти было достаточно непросто, а точнее сказать — почти невозможно. Она у меня очень требовательная, и по сей день у всех, кто приближается ко мне ближе, чем на метр, находит недостатки. Хотя должна сказать, что четыре года назад закрылся наш кинотеатр, так что теперь в этом плане всё куда проще.

— У вашей мамы есть какой-то идеал? Кого она мечтает видеть рядом с вами?
— Да нет у неё никакого идеала, она просто хочет, чтобы я была счастлива.

— А вы влюбчивая, вообще?
— Нет, абсолютно. Мне очень трудно влюбиться. По знаку зодиака я Дева, и для меня большое значение имеет общение с людьми. Может, поэтому ещё мне всегда так сложно найти нужного человека. А потом, я действительно необычная женщина. Не та, которая целый день будет стоять на кухне и готовить пищу. И я терпеть не могу выходные, потому что без ума от своей работы — настолько её люблю, настолько мне нравится то, что я делаю!

— И поэтому сейчас вы одна?
— Нет-нет, у меня есть мужчина.

— Кто же он?
— Кто он? Он святой. Я его так называю, потому что со мной, при моём графике и характере, может жить только святой!

Смотрите также:


Комментарии: