fbpx

Сергей Фесенко: «Кризис — хорошее время для перемен»

Поделиться:

Моим соседом по бизнес-классу на рейсе Берлин — Москва оказался крепкий человек с решительными чертами лица. Пока пассажиры рассаживались по салону, он крайне сухо закончил телефонный разговор и с видным облегчением погрузился в чтение каталога раритетных мотоциклов. Так состоялось моё знакомство с основателем и владельцем компании «Эспокада» Сергеем Фесенко.

Сергей ФесенкоБеседовал Анатолий Анищенко

— «Это Harley-Davidson Liberator?» — я указал на фото легендарной модели с обложки каталога.
— Он самый. Вы тоже интересуетесь мотоциклами?

— Я больше увлекаюсь машинами, но хорошо знаю эту модель. В детстве мы с друзьями во дворе могли часами обсуждать соседский трофейный мотоцикл.
— А я не только езжу на мотоциклах, но и коллекционирую их. И не только мотоциклы. Сейчас вот нашёл в Германии один раритетный Mercedes и очень надеюсь восстановить его к следующей весне. Вообще, люблю красивые вещи с историей — в них есть не только шарм, но и какая-то загадка, которая всегда меня привлекает.

— Попробую угадать — ваш бизнес связан с антиквариатом?
— Хотелось бы, но всё намного проще. Моё дело ближе к высокой моде. Я занимаюсь декоративным текстилем, который используется в интерьере. Часть моего детства прошла в Ивановской области. Отец был талантливым инженером и руководил филиалом авиационного завода. Если добавить сюда интерес к механизмам, станкам и всему, что связано с производством, сами понимаете, — у меня не могло быть другого пути.

В 1994 году я впервые оказался в Париже, и он произвёл на меня очень сильное впечатление. Помню, ходил по улицам, смотрел на оформление окон в домах и витринах ресторанов и завидовал белой завистью. Всё было сделано с большим вкусом и смотрелось великолепно. Первое впечатление оказалось настолько сильным, что у меня зародилось желание создавать свои, не менее прекрасные ткани.

— В списке сугубо «мужских» занятий ткани занимают место, далекое от первой десятки.
— Вы очень заблуждаетесь. Fashion был, есть и будет мужским занятием. И не важно, что это — haute couture или декоративные ткани. Кого из женщин-модельеров вы вспомните прямо сейчас? Одну Коко Шанель? А мужчин могу с ходу назвать не менее пяти. У нас чувство прекрасного развито не хуже, чем у женщин. Лет в 16 я не только в двигателях копался, но и брюки сам себе шил, чтобы ходить на дискотеки.

Сергей Фесенко— А что было дальше?
— К 1997 году идея, возникшая у меня в Париже, окончательно оформилась и обрела материальные черты. Тогда я открыл первый магазин интерьерного текстиля. Дело пошло, и вскоре мы появились ещё в нескольких городах — в Набережных Челнах, Уфе и Нижнем Новгороде. Чтобы стать по-настоящему сильной компанией-лидером рынка, нам потребовалось 17 лет. «Эспокада» успешно пережила два кризиса, пожар на складе и несколько потопов. Правильно говорят: всё, что не убивает, делает нас сильнее.

— Вы начали в 1997-м, а через год случился 1998-й. Как же вам удалось пережить кризис?
— Да как пережили — замечательно, было весело! Нынешний кризис тоже не сахар, но, по большому счёту, катастрофы нет. А тогда мне было очень страшно. Было ощущение реального водоворота, в который засасывает всех без разбора. Тогда я твёрдо усвоил одно — всё, что необходимо изменить, все важные перемены надо проводить в кризисное время.

В 1998-м я едва успел открыть салон в Уфе. Там даже краска на стенах не высохла. О нас никто не знал, и вдруг «бах!» — кризис, паника... Надо было срочно что-то делать. Я решил сыграть ва-банк, собрал последние деньги и договорился с рекламодателями — купил пять мест на уличных билбордах. Наши баннеры в гордом одиночестве реяли в разных концах города. Создавалось впечатление, что люди покупают шторы даже тогда, когда им нечего есть. Своим бесстрашием мы вселяли уверенность. Сначала пришёл один заказчик, потом второй...

— Значит, вы открыли верный рецепт спасения?
— Главное — не паниковать и верить в себя. Когда вокруг всё плохо, для меня наступает самое интересное время. Голова работает в тысячу раз лучше, мысли проясняются, обостряются чувства. Открывается второе, третье и все последующие дыхания. Мы пережили пару кризисов, переживём и этот. Не только сами выживем, но ещё и поддержим наших клиентов.

— И что, по-вашему, уверенность влияет на бизнес?
— Ещё как! Нашей компании доверяют, потому что мы излучаем уверенность и даём надежду. Декоративные ткани сложно назвать товаром первой необходимости. Их выбирают не по метрам или килограммам, а основываясь исключительно на эмоциях, так же, как в высокой моде. В какой-то степени это произведение искусства. Думаю, вы прекрасно понимаете, что искусство будет востребовано в любых обстоятельствах.

— Наверняка, русский взгляд на искусство и вообще «прекрасное» отличается от мирового!
— По сути, многое похоже. Я сужу по моим европейским партнёрам — у нас близкие цветовые предпочтения, но мы далеко не сразу воспринимаем смелые цвета. Кроме того, в России традиционно популярна классика. Ещё с петровских врёмен как пошла в стране дворцовая история, так и продолжается до сих пор. Хотим жить во «дворцах». К тому же русский человек не часто меняет шторы, а классика, если использовать именно классические цвета и дизайны, — это шторы навсегда.

Сергей Фесенко— Выходит, за последние несколько лет предпочтения не изменились?
— Наоборот, если сравнить с девяностыми, мы сделали архигигантский скачок. Границы открылись, и все научились разбираться в том, что модно, а что — не очень. Прибавилось культуры, мы стали больше знать и умеем выбирать. Все коллекции, которые создаёт моя компания, делаются на основе глобальных тенденций и с учётом предпочтений нашей страны. Большинство тканей «Эспокада» неизбежно становятся бестселлерами. Порой клиентам требуется время, чтобы осознать наши идеи. Но проходит год, и коллекции начинают хорошо продаваться, а это лишний раз доказывает нашу правоту. Особенно это касается так называемых «умных» тканей со специальными свойствами и пропитками. Добавьте сюда современный дизайн, и получится прекрасное решение для домашнего интерьера. Моя семья давно это оценила, ведь она может первой пробовать всё, что мы создаём.

— Раз уж вы упомянули семью, поделитесь сокровенным: у вас возникало желание сделать бизнес семейным?
— Зачем? Конечно, в Европе очень сильны традиции семейного бизнеса. Но у меня на этот счёт своё мнение. У меня есть прекрасные коллеги, с которыми мы работаем более десяти лет. В бизнесе они заменяют мне семью. Если честно, я сомневаюсь, что способен отойти от дел и сесть в кресло. Мне вообще не сидится. Заводит, приносит драйв любимое дело. Ведь не секрет, что главное — хорошо делать свою работу, а деньги и успех — это всего лишь заслуженный результат.

За разговором мы оба не заметили, как самолет пошел на посадку.

— «Будете время, заходите в наш московский шоу-рум. Уверен, вам понравится!» — сказал на прощание мой новый знакомый.

Смотрите также:


Комментарии: