fbpx

Виктория Лопырёва: …И улыбка без сомненья

Поделиться:

Семь лет назад она получила знак избранной — «Корону мисс Россия». И теперь идёт по жизни с высоко поднятой головой. Без страха и сомнения. Ведь всё могут королевы. Вести телепрограмму о футболе — пожалуйста. Отправиться на необитаемый остров — да нет проблем. Закрутить роман с первым женихом России, хоккеистом-миллионером Александром Овечкиным, — а кому же, как не ей? Авантюристка? Пожалуй. Но уж очень обаятельная!

Беседовал Дмитрий Тульчинский

— Вика, какой был самый авантюрный поступок в твоей жизни?
— Из последнего — прыжок с парашютом. Это было прошлым летом, и первый раз в жизни... Знаешь, так интересно получилось. Я мечтала прыгнуть с парашютом ещё в 16 лет. Пришла к родителям, сказала: мама-папа, хочу совершить прыжок. Говорят: Вика, дай нам слово, что никогда этого не сделаешь. А меня воспитывали так: раз уж слово дала, нарушить его нельзя. Прошло десять лет. Десять! Все эти десять лет я мучилась, когда друзья звали с собой на аэродром. Но ни в какую — дала же слово... В итоге — наступает мой 26-й день рождения. Я прихожу к родителям и говорю: так, мама-папа, уже по всем стандартам я взрослый, самостоятельный человек. Поэтому имейте в виду — я прыгну с парашютом. Конечно, был мини-скандал, мама запрещала. Но в итоге я это сделала. И даже уже дважды. И получила огромное удовольствие.

— И всё же «Последний герой», наверное, стал авантюрой покруче.
— Да, конечно, это тоже была большая авантюра с моей стороны.

— Долго думала, прежде чем согласиться? Или отказать Первому каналу невозможно?
— Знаешь, если бы я не хотела ехать, я бы и не поехала. Несмотря ни на какой пиар. Я не из тех, чей жизненный принцип — всё пиар, кроме некролога. Если бы так жила, то, наверное, ты слышал бы обо мне чаще. Я бы была более эпатажной, наверное, не чуралась бы каких-то вещей, которыми пренебрегаю. Мне всё-таки хочется радовать своих поклонников какими-то интересными новостями, увлекательными историями, а не тем, что у меня проблемы с наркотиками, или ориентацию сменила, или нижнее бельё забыла вдруг надеть.

— О, это было бы очень интересно.
— Да, наверное. Но это не моё.

«На острове я рисковала не внешностью — жизнью»

— Когда мне предложили участвовать в «Последнем герое», я очень обрадовалась. А вот когда поехала туда, конечно, сильно удивилась. Ведь оказывается, там всё по-настоящему.

— А ты думала, шоу?
— Знаешь, я была уверена, что биотуалет и душ мне будут обеспечены.

— Не спрашиваю насчёт туалета, но как же ты без душа?
— Даже не спрашивай! Жуткое дело! Вместо душа — солёная вода океана, вместо туалета — джунгли...

— И особенно, если всё это фиксируется на камеру...
— Да там и без камеры — знаешь, как страшно?.. Это сейчас я смеюсь. А первую неделю сидела там и не плакала только потому, что дала слово своим друзьям и близким, что ни разу не заплачу. Ну, пацан сказал — пацан сделал. Но несколько раз серьёзно задумывалась: что я здесь делаю, зачем мне это надо?.. Сам подумай. Я — девочка. Воды нет, душа нет. Никто не говорит о креме для тела и туши для ресниц, но по контракту нам было положено по четыре литра воды на человека в день. А давали — четыре литра на племя. То есть с утра ты получаешь кружку воды. Смотришь на неё и думаешь, что с ней делать: выпить, умыться или плеснуть кому-нибудь в лицо? А ещё кругом москиты, песчаные блохи. И как только ты выходишь на песок, ноги у тебя становятся в чёрную точечку — все эти насекомые на тебя наскакивают, пьют твою кровь.

— Кошмар! Как же ты могла рисковать своей красотой? Это же твое всё.
А вот в этом ты жёстоко ошибаешься. Потому что, если люди со мной общаются только из-за моей красоты, я спешу их расстроить — с возрастом красота проходит. А потом, я тебе могу сказать, что всё было гораздо серьёзнее. Мы рисковали там не внешностью — мы рисковали жизнью. Потому что, как выяснилось впоследствии, там водились змеи, противоядие от которых надо было вколоть в течение получаса после укуса, а у нас этого противоядия не было. И я до сих пор не понимаю, как такое могло случиться. А вот тебе ещё история. Затухает костёр после нашего ужина, уже все мы готовимся ко сну. Иду снимать штаны, которые висят на веревке, сохнут. Смотрю — тёмное пятно на них. Странно, думаю, вроде днём были чистые. Присматриваюсь — а на моих штанах сидит вот такого размера скорпион! А как раз у них брачный сезон, то есть скорпионы ядовитые. Если бы этот скорпион заполз ко мне в карман, а я бы стала штаны надевать, он бы меня укусил. И чего бы я делала тогда?.. Но это я сейчас понимаю. А тогда знаешь, как было? «Мишань! — Грушевскому. — У меня тут скорпион на штанах, давай его убьем». — «Давай». Убили скорпиона, Вика надела штаны и легла спать. Представь, сейчас здесь, в кафе, оказался бы скорпион. Да тут мышка какая-нибудь пробежит — визгу будет! Настолько там притупляется чувство опасности...

— Такой ещё момент. То, что на всю страну тебя показывали без косметики, не смущало?
— Конечно, смущало, я же девочка. Но понимаешь, в чём дело. Там через два дня ты уже не думаешь о том, что тебя снимают. И чем хорош этот проект? Тем, что человек там показывает своё истинное лицо. Потому что играть 24 часа в сутки ты не сможешь. И я скажу, что сильно разочаровалась в некоторых представителях шоу-бизнеса, которых знала до проекта и с которыми, как думала, закреплю свои отношения. И наоборот — среди людей, которых не знала нисколечко, приобрела очень хороших друзей, которых хоть сейчас могу пригласить к себе домой, налепить вареников и пельменей, и мы будем вспоминать наши посиделки у костра. И главное, что я вынесла из этого проекта, — то, что надо ценить хороших людей, если они встречаются в твоей жизни. И своих близких. Это те люди, которые будут любить тебя независимо от того, какая ты: красивая или некрасивая, чистая или грязная, накрашенная или ненакрашенная.

«Как только зовут замуж, сразу убегаю»

— То, что в своё время ты стала вести «Футбольную ночь», — тоже ведь чистой воды авантюра. До программы что-нибудь знала о футболе?
— Почти ничего. Но ты знаешь, «Футбольная ночь» — это тоже очень интересный опыт в моей жизни, о котором я совершенно не жалею. Конечно, там было непросто. Нет, вообще, быть одной девочкой в мужском коллективе — это так классно, и я всегда говорила, что мне с моими мальчишками повезло. Но с другой стороны, у мужчин-соведущих могла быть какая-то ревность в плане внимания. Потому что я более известная, более публичная. И как это так: она во всех журналах, а я нет. Или я прихожу на программу, пробегаю глазами свой текст и понимаю, что мне написали откровенную чушь — ну, чтобы сделать из меня дуру. Я говорю: «Послушай, я это читать не буду. Либо скажу своими словами, либо задавай этот глупый вопрос сам». На что мне было сказано: «Я не мог написать глупый вопрос!» — «О, - говорю, — а вот гордыня, мой хороший, — очень большой грех»...

— Вообще, твоего соведущего можно понять — он же разбирается в футболе, а ты нет.
— Знаешь, я придерживаюсь того правила в жизни, что если ты занимаешься чем-то, то делай это либо очень хорошо, либо не делай вообще. Не скрою, на первых двух-трёх программах я чувствовала себя как школьница, которая не выучила урок. Но потом разобралась, мне стало интересно, и я абсолютно нормально справлялась со своей работой. Но дело ещё в том, что мне очень важен драйв. Если меня обламывают, я теряю к этому всякий интерес и ухожу. После «Последнего героя» в принципе могла вернуться, всё-таки НТВ — родной уже канал. Но мне не захотелось.

— Сейчас тебе интересен футбол?
— Конечно, так уже не слежу, как следила раньше. Но я сохранила прекрасные отношения со многими футболистами, меня иногда приглашают на матчи. И мне кажется всё-таки, что с футболом мой роман ещё не закончен. Всё равно в сознании многих людей я осталась Викой Лопыревой, которая ведёт программу о футболе.

— Многие футболисты женятся на моделях. К тебе кто-нибудь из них проявлял, так сказать, здоровый интерес?
— За мной ухаживал один парень, но он играет не в России — в Италии. И это было не слишком серьёзно.

— А хоккеисты — ребята серьёзные? В хоккей играют настоящие мужчины?
— Хоккеисты более брутальные. Да, трус не играет в хоккей.

— Ну, вот мы плавно и подошли к твоей личной жизни. Скажи, на такую авантюру как замужество ты пока ещё не решилась?
— Ой, это самая большая моя проблема. Вот я такая смелая, такая авантюрная. И как только звучит это слово — «замуж», у меня ступор, и я сразу убегаю. Не поверишь, мне четыре предложения в этом году уже сделали. Но вот никак не могу решиться.

— Почему?
— Не знаю... На самом деле, знаю. У меня родители в своё время развелись, я болезненно переживала их развод. И мне очень не хочется, чтобы мои дети пережили нечто подобное. Конечно, неправильно так себя программировать, но, к сожалению, так много браков распадаются сейчас. А я хочу выйти замуж, чтобы раз и навсегда.

— У тебя, насколько помню, была история, когда ты вообще сбежала со свадьбы.
— Да, ещё в Ростове. Это была история очень хороших, красивых отношений. Которая закончилась помолвкой, но не свадьбой. Я до сих пор дружу с этим человеком, это очень достойный мужчина, — наверное, во мне была проблема, я была не готова, мне хотелось сделать карьеру. Всё шло к тому, что будет свадьба. Но, увы.

«Наш союз с Овечкиным разрушили папарацци»

— Были предложения, от которых ты отказалась, а потом пожалела?
— Я никогда ни о чем не жалею. Потому что на все воля Всевышнего, и всё, что ни делается, — к лучшему.

— А Овечкин делал тебе предложение?
— Нет.

— Может, ты этого и ждёшь?
— Нет.

— А может, ваши отношения — банальный пиар и только?
— Наши отношения не были пиаром. Это была прекрасная история. Но она уже в прошлом.

— Почему?
— Две звезды в одном доме существовать не могут.

— Одна звезда ради другой может погаснуть.
— Может. Но этого не случилось... Знаешь, когда я летала в Штаты, в «Вашингтон Таймз» писали: а какой сегодня кашей «Мисс Россия» накормила нашего Александра Великого, что он так хорошо играет? Или: на играх она болтает по телефону, вместо того чтобы кричать: «Саша, давай!» Такие вещи, я тебе скажу, надоедают. Я, например, не представляю, как живёт семья Бекхэм. Просто не понимаю! А Саша безумно популярен и в России, и в Америке, с ним даже в кино невозможно было сходить, не привлекая внимания окружающих. Или такой ещё момент: какой-то субъект мимо меня проходит, фотографирует. На следующий день эти снимки попадают в Интернет. И мой молодой человек, который находится на том конце света, включает компьютер и видит, что его гёрлфренд, с которой он только что говорил по телефону, на каком-то мероприятии стоит в окружении поклонников. У любого мужчины может лопнуть терпение. То же самое и со мной. Представляешь, какое количество романов ему приписывается? До абсурда порой доходило. Но все об этом пишут, все обсуждают, все начинают звонить.

— Подожди, но ты-то опытный человек в шоу-бизнесе — знаешь, как подобные «новости» делаются.
— Всё равно ужасно действует на нервную систему. Но что теперь об этом говорить. Было и прошло.

— Хочешь сказать, что жёлтая пресса разрушила ваш роман?
— Ты знаешь, невозможно разрушить там, где нет трещин. Но то, что это подлило масла в огонь, — факт. И с тех пор я дала себе слово, что не буду никогда больше рассказывать о своей личной жизни. Потому что для одних это только горячий материал, тираж. А для других — реальная жизнь.

— Ну, а как у тебя сейчас в плане личной жизни?
— Всё хорошо. Влюблена. Счастлива. И думаю, что самая большая авантюра в моей жизни, то есть свадьба, не за горами. По крайней мере, я начинаю уже этого хотеть...

Смотрите также:


Комментарии: