fbpx

Кристина Орбакайте. Главная роль

Поделиться:

Недавно на Первом канале состоялась премьера документального фильма «Кристина Орбакайте. Главная роль». Его автором стала легендарный режиссер-клипмейкер Ирина Миронова,

ранее снявшая для исполнительницы ряд культовых музыкальных видео, среди которых “Перелетная птица”, “Хватит шоу”, “Спичка”, “Фарс” и многие другие. А сегодня мы публикуем рецензию на этот фильм.

Жанр документального портрета недооценен из-за своей обманчивой простоты. Особенно если фильм снят для «особого повода» - дня рождения артиста, юбилея кинокартины или легендарного музыкального альбома. Стереотипное представление, вскормленное и ТВ и YouTube и набравшее критическую массу: камера, лофт, интервьюер, вопросы разной степени банальности, двухкамерная съемка, пара стандартных ракурсов и редкие хроникальные вставки. Все же, даже на первой кнопке отечественного ТВ появляются редкие ленты, способные взбодрить зрителя и вызвать ажиотаж, сравнимый со спецвыпуском  “Друзья: воссоединение”. Недавний пример - фильм… барабанная дробь - “Кристина Орбакайте. Главная роль”.

Режиссер-клипмейкер Ирина Миронова была привлечена к работе неслучайно: именно ее “перу и киноглазу” принадлежат клипы на песни “Перелетная птица”, “Хватит шоу”, “Солнце”, “Фарс”. Но в работе над документальным фильмом она как «тысячеликий герой» мифов и сказок, столкнулась с сиренами и циклопами, Сциллами и Харибдами на пути от идеи и сценария до готовой картины. Рассказываем, как элегантно ей удалось выпутаться из расставленных чудовищами-клише «капканов жанра».

Привратник-монстр по дороге к заветному замку – эфиру Первого канала - задает загадку: какая форма будет у фильма. Первый рубеж: пойдешь по проторенному пути – родился, женился, еще раз женился – голова с плеч. На помощь путнику-режиссеру приходит драматургия. Как не превратить биографию в Википедию? В фильме “Кристина Орбакайте. Главная роль” канва выстроена  в духе крутых «краснодорожных» байопиков, насыщена сюжетными спиралями, рондо и «путешествиями во времени». Почти как в романе или сериале, присутствует не одна господствующая, а целых две ключевые сюжетные магистрали.

Первая восходит еще к шекспировскому постулату - жизнь игра, а люди в ней актеры. Столь же расхожая, сколь и не теряющая актуальности истина переосмыслена по-новому. Может ли человек сам сыграть свою главную роль в жизни (читайте – исполнить свое предназначение). И если да, то способен ли написать ее, а не использовать готовый трафарет? Главная роль – обязательно одна или можно преуспеть в нескольких сферах, ничем не жертвуя и не поступаясь принципами? Можно ли оставаться собой, проживать, а не играть роль?

С первых минут заявлен драматический конфликт – манок, крючок на который попадается зритель. Мы ожидаем услышать духоподъемное “да” в ответ на все вопросы. А правда жизни не сводится к «американской мечте» где каждый – “селф мейд мэн” и точка. И перед нами не «картонный» мотивационный оратор, а прежде всего человек.

Так вот, в начале фильма – ультимативный «вброс». Кристина высказывает альтернативную точка зрения: “А что, если автор своей жизни – не я, а я лишь актриса? Кто-то лишь поставил задачу “Проживи это, и проживи это ярко”. Как в любом хорошем сценарии - фраза «с двойным дном». Здесь можно считать не только прямой смысл, но и главный хейтерский упрек Кристине - «дочь звезды, срежиссированный проект». Поэтапно на протяжении всего фильма она его развенчивает. Плавно подводит к кульминации: если ты с детства рос на гастролях, то приходится выбирать - либо ты в зале, либо на сцене. Она как раз выбрала второе. И шла к этому своими путем проб, ошибок, огромного труда и стараний.

Вторая линия - встреча с собой в детстве. Да, есть такой известный психологический тренинг (что сразу настраивает на откровенную интонацию фильма). Прием не единожды испытан на полигоне художественного кино. Обращение к себе-ребенку было и в прямолинейном прочтении в массовом комедийном “Малыше” с Брюсом Уиллисом (реж. Джон Тёртлтауб). Более завуалировано и изящно тема затронута в том же “Зеркале” Андрея Тарковского. По одной из трактовок, это встреча с детскими воспоминаниями, фобиями и травмами самого режиссера.

Художественный прием отлично встроился в полотно фильма “Кристина Орбакайте. Главная роль”. Стоит отдать должное мастерству автора Ирины Мироновой - линия “закруглилась”, переосмыслилась на новом уровне. В финале Кристина вновь возвращается к идее встречи с собой - златовласой и любопытной девочкой. Но к какому выводу она приходит - спойлерить не будем, лучше увидеть своими глазами.

Все же, многое в человеческой судьбе заложено в детстве. В фильме для этого использована вербальная метафора. Говоря о доме бабушки с дедушкой в Литве, Кристина вспоминает янтарь на берегу Балтийского моря, его отточенную волнами форму. С ранних лет исполнительница видела красоту в природе, в течении самой жизни. Это черта визионера, человека искусства.

Ну и конечно, краеугольный камень фильма “Кристина Орбакайте. Главная роль” - визуальная драматургия. Начало завораживает затейливо использованным приемом двойника. В одном кадре мы видим “двух Кристин” в разных позах - стоя и сидя. Что это, как не символ двойственности в душе человека и противоречивости его эмоций, особенно характерной для представителей сценической профессии? Ход засчитан - блестяще отражает натуру Кристины. Ведь она еще и близнецы по знаку зодиака. Хотите верьте в астрологию, хотите нет - но тут она на службе у сценария - легенда создана, образ проработан.

Уже многослойно, но в этом же кадре появляется и третий объект - выключенный телевизор между “Кристинами”. Что это - медиум между внешним миром и внутренним, между самим собой и своей ролью или между артистом и зрителем? Идеи нанизываются одна на другую, как витки спирали.

Смена кадра - Кристина на плейбеке, съемки клипа “Маска”. Затем следует еще множество производственных стадий, включая постпродакшн. И только после этого всего зритель видит клип на ТВ. В документальном фильме показана внутренняя кухня, отражена сложность процесса. Метафорически очерчены все его тревоги и сомнения. Как это решено с точки зрения изобразительного ряда? Фрагменты клипа и бэкстейдж чередуются между собой, то резко, то плавно сменяя друг друга, переходя из одного в другое. Такой калейдоскоп - вся жизнь артиста на сцене и за кулисами. Ради минуты блеска на экране - часы, а то и месяцы подготовки.

Заканчивается эпизод неожиданно: клип появляется на том телевизоре из кадра с “двумя Кристинами”. После долгого молчания и сложного производственного процесса прибор оживает. Так же, с нуля, Кристина зажигала и делала саму себя. Яркое изображение всегда предваряет погашенный экран, чтобы включить который требуется усилие, электроэнергия и конечно же уникальные идеи для наполнения эфира.

С драматургией справились успешно на всех уровнях. Но еще один монстр в погоне за режиссером Ириной Мироновой - говорящие головы. Акцент на них снижает планку любого документального фильма - как не попасться в браконьерские сети? Попросту не использовать их - коллега хвалит Кристину, другой вспоминает байки… Банальщина и нафталин. Те же истории можно рассказать по-другому. Создать четко структурированное, но при этом нелинейное и разнообразное повествование с быстрыми склейками - нолановский вызов принят.

На помощь приходит принцип пьесы: действие поделено на акты или даже на новеллы киноальманаха. Каждая часть - “кино”, “музыка”, “театр” - раскрывает одну из сторон таланта Кристины. Она самодостаточна во всех своих ипостасях, но все же их легко связать между собой, найти общий знаменатель.

Как еще отразить универсальность артистки, но при этом не попасть в лапы очередных хищников - не превратиться в сплошной закадровый текст или нарезку хроники? Единственное верное решение - поставить на пьедестал визуальную эстетику. Снять не просто “документалку”, а арт-фильм. Даже если кадры из семейных архивов предоставила автор идеи фильма Алла Пугачева - это не повод ими переусердствовать. Обилие материала - клипов, фильмов и даже сольных концертов - конечно, соблазняет упростить режиссерскую задачу и свернуть не туда. Спасает режиссерский стоицизм: у Ирины Мироновой все только “по веской причине”. Обусловленность, да и только.

Ирина Миронова, технологический первопроходец, и амбассадор не только мобильной съемки в клипмейкинге, но и формата сториз. Его “стыковка” с основным бортом повествования прошла успешно. Об этом можно судить даже по открывающим титрам. Они сочетают в себе эстетику “сетей”, выставочной экспозиции, перфоманса и даже люксового лукбкука.

Не случайно именно такие ассоциации предваряют ленту. Вся картина будет пронизана ими за счет виртуозного использования приемов монтажа и цветокоррекции. Хроникальные и архивные кадры прекрасно совмещаются с эпизодами из клипов, фильмов и сериалов. Они встают в пазы без зазоров благодаря приемам параллельного и ассоциативного монтажа. Начиная от простых - антитезы сценических образов Чучела и принцессы Фике, заканчивая ступенчатыми. В рассказ о детях Кристины вплетаются соответствующие их характерам песни. Они как раз и стали рефлекторами эмоционального состояния исполнительницы в момент появления каждого ребенка на свет. В этих треках и клипах - отзвуки отношений Кристины с мужьями. Так косвенно и аккуратно отражена личная жизнь артистки.

Стилизация под кинопленку, цветовые решения разграничить цветные кадры с ч/б и сепией - дань временной канве. С помощью цветовых и световых приемов ненавязчиво встроены флешбэки, бэкграунд, отступления от основного повествования.

В титрах - визитке фильма - Кристина танцует. По ее признанию, хореография и пластичность были хобби и талантом с детства, позволили преодолеть стеснение, открыться, став трамплином для стремительного рывка. Ее сценическая и личная жизнь - танец. И ее самой “внутри предполагаемых обстоятельств” и хоровода людей и событий вокруг. Это еще один стержень фильма.

Свое слово говорят и костюмы. В интервью - нейтральный беж. Артистка - чистый лист, она может перевоплотиться в кого угодно, жить на сцене совершенно иной жизнью. В противовес “нюду” яркий контраст артистических образов.

Костюмы стали средством выражения и более замысловатых идей. Помните образ из клипа “Маска”? Именно в таком же наряде Кристина переходит из музыкального видео в соседний кадр - встречает себя в детстве. Да, она похожа на волшебницу, но дело не только в этом. Во-первых разрушение четвертой стены, правда игра ведется не со зрителем, а с самим артистом как человеком. Персонаж приходит в реальную жизнь актрисы. Насколько сценическое продолжает реальное, а настоящее прорастает на подмостках и экране? Еще один риторический, смыслообразующий вопрос.

Через метафорический стиль изложения и отточенную драматургию Ирина Миронова подсвечивает не  “звездность и исключительность” Кристины, а именно человечность. Это сделано тонко: автор не поднимает зрителя до уровня Кристины насильно и не адаптирует Кристину для массовой аудитории. А балансируя как канатоходец, погружает свою героиню в общий контекст жизни страны и отдельно взятых людей и семей. Ирине Мироновой удалось создать фильм в русле ценностей индивидуального подхода и критического мышления. Не манипулировать зрителями, “волоком перетаскивая” их на сторону Кристины, а дать возможность через фильм открыть себя самого с новой стороны, прописать свою главную роль. А помимо всего прочего, фильм дает надежду. После рубежа 50-летия, жизнь только начинается. Накопленный опыт приобретает новое измерение - становится приготовлением к началу новой главы.

Текст: Ольга Кузнецова

Смотрите также:


Комментарии: