fbpx

Пётр Чернышёв: Не айсберг в океане

Поделиться:

О ней говорят все. Анастасия Заворотнюк не сходит с экрана телевизора, едва ли не каждый её шаг фиксируют на плёнку папарацци. Новый муж «прекрасной няни» пока в тени своей звёздной супруги. Пятикратный чемпион США фигурист Пётр Чернышёв только обживается на светском пост-советском пространстве. Однако пора и ему выходить на первый план.

Беседовал Дмитрий Тульчинский

И первые шаги в этом направлении Пётр уже сделал, в суперрейтинговом «Ледниковом периоде», попробовал себя в телесериале «Мой жаркий лёд», открыл каток на ялтинском пляже. Лёд тронулся?

«Два года назад не знал, кто такая Заворотнюк»

— Пётр, что за скандал с вашим ледовым бизнесом? Пишут, будто задолжали крупную сумму, причинили вред набережной Ялты, загрязнили море фреоном...
— На самом деле конфликтную ситуацию создали искусственно, никаких причин для скандала не было. Когда мы затевали наш проект, у нас были определённые договорённости с мэрией. Мы свои обязательства полностью выполнили. Какие к нам претензии?

— Вам, человеку, прожившему 17 лет в Штатах, наверное, непросто понять бизнес по-русски?
— Ну конечно. В Америке «да» — значит «да», а «нет» — значит «нет». А здесь, если тебе сказали «да» — это не совсем «да», могут быть самые разные варианты. Например, для меня оказался неожиданным тот факт, что здесь можно делать бизнес без подписанных контрактов.

— Так это же старые добрые традиции — на Руси издавна купеческое слово было крепче любой печати.
— Наверное. Но я вырос не в купеческой семье, поэтому не знаком с подобными правилами, и для меня это странно. А здесь считается абсолютно приемлемым и законным. С другой стороны, я понял, что и такое устное «да» вполне работает. Но! Только до того момента, когда одной из сторон будет удобно это изменить. Так что тут своя специфика.

— В общем, Россия пока чужая, неуютно вам здесь?
— Нет, всё нормально, адаптировался я довольно быстро. Конечно же, существуют определенные неудобства — это транспорт, сфера обслуживания, — здесь, конечно, разница с Америкой существенная.

— Что до сих пор голова отказывается понимать?
— Наверное, то, что здесь не дорожат клиентом, не стараются его сохранить. Это я о продавцах в магазинах, в авиа- и железнодорожных кассах. Нахамил тебе человек, и что будет дальше, его не волнует абсолютно — уже не его проблемы. Столкнулся бы с таким отношением на Западе, для меня это был бы шок, потому что там за такие вещи людей увольняют сразу. Правило, что клиент всегда прав, основное и незыблемое.

— А пристальное внимание СМИ, жёлтой прессы? Это вдруг не свалилось на голову, не ударило больно?
— Понятное дело, для меня это было непривычно и, я бы сказал, чрезмерно. Но как нормальный здравомыслящий человек, я понимаю специфику и природу этого явления, стрессом для меня это не стало. В отличие, скажем, от моих родителей и близких, которые поначалу терялись в догадках: где правда, а где вымысел, и вынуждены были каждый раз отвечать на одни и те же вопросы, в какой-то степени даже оправдываться.

— В Америке папарацци куда въедливей, но это касается в основном голливудских звёзд, — думаю, фигурист в Америке не является предметом пристального внимания, пусть он даже и пятикратный чемпион.
— Абсолютно нет. Больше скажу, любой спортсмен, который ведёт себя более-менее прилично, не является предметом внимания жёлтой прессы. Только спортсмен уровня Тайсона, то есть скандальная личность.

— Тем более можно было за голову схватиться: боже мой, куда я попал! Обратно сбежать не хотелось от всей этой свистопляски?
— Нет. Честно говоря, не хотелось менять ход жизни. Почему я должен куда-то бежать, от кого-то скрываться? Я приехал — нормально, влюбился — замечательно, вырисовывается перспектива нормальных семейных отношений — великолепно. Почему нужно что-то менять?

— Все эти 17 лет, что жили в Штатах, насколько вы интересовались тем, что происходит здесь?
— На самом деле очень мало. Выпал из российской действительности существенно. Пример назову такой — очень простой и понятный. До того, как на канале «Россия» начался проект «Танцы на льду», я не знал, кто такая Анастасия Заворотнюк.

«Предложение Насте я сделална Сардинии»

— Это я как раз и хотел спросить. Но вообще-то канал «СТС» в Штатах есть.
— Наверное. Но я не устанавливал себе российское телевидение.

— Как же вообще решили вернуться, если настолько были оторваны от страны?
— Мне позвонили, предложили поучаствовать в телепроекте. Я думал: три месяца поработаю — и вернусь домой, то есть в Штаты, в свои ледовые шоу. Но потом существенным образом всё поменялось — выяснилось, что организаторы проекта предполагают провести тур по городам России. То есть мне сделали достойное предложение, и я его принял.

— А как же Америка? Там же осталась своя, годами налаженная жизнь.
— Да нет. Осталась квартира. Но это не значит, что я должен туда периодически приезжать и подметать полы. Меня там никто не ждал — это, наверное, главное.

— Настя рассказывает о вашей встрече примерно так: это была любовь с первого взгляда, он на меня так посмотрел... Но она актриса, ей свойственно преувеличивать. Как было на самом деле?
— Именно так и было. Наверное, какая-то искра сразу между нами пробежала, но я бы не сказал, что это был флирт. Вообще, сложно описать словами то, что было на самом деле. Мы с Юлей Ковальчук откатали свою программу, Настя брала у нас интервью. И тот взгляд — глаза в глаза — это всего лишь доля секунды. Но доля секунды, как бы растянутая во времени. Потому что осознание глубины происходящего заставляет тебя задуматься, ещё даже не понимаешь, над чем...

— Глянули вы друг на друга, да и разъехались в разные стороны. А кто потом сделал первый шаг навстречу?
— После этого очень медленно развивались события. Мы не искали встреч друг с другом, и в следующий раз нам удалось поговорить, когда проект уже закончился. Все участники собрались отметить его успешное завершение, и на том мероприятии мы перебросились с Настей парой слов — это было ничего не значащее, просто приятное общение. После чего я поехал в тур, она отправилась на съёмки. А потом оказалось, что и Настя едет в тур, — в несколько городов, где будет вести шоу.

— Для вас эти отношения наверняка были непривычными. В кино девушку не сводишь, под ручку по бульвару не проведёшь.
— Ну, благо, у нас была возможность пройтись под ручку в других местах — Настя ко мне приезжала и в Германию, и в Италию, когда у меня был тур по Европе... Но поначалу действительно было непросто. Мы старались не афишировать наши отношения, избегали публичных мест. Был момент, когда за нами и на машинах гнались, и мы сбегали, как шпионы какие-то. Но потом улетели на Мальдивы на целый месяц. А для всех, кстати, тогда мы уехали на Кубу, — то есть о том, куда отправились, никому не сказали. Просто нам хотелось уединиться, побыть вдвоём. Там, где не было любопытствующих глаз.

— Там вы и сделали ей предложение? Вообще, говорят, завели речь о свадьбе едва ли не через месяц после знакомства.
— Не знаю, кто так говорит. Нет, предложение я Насте сделал на Сардинии, и на тот момент мы были близко знакомы уже около полугода.

— А как это было?
— Лето тогда сложное получилось. Я уехал в Штаты — нужно было подготовить ряд программ для своих профессиональных шоу, Настя осталась в Москве — у неё тоже был ряд рабочих обязательств. Тяжело, конечно, далось нам это расставание. Затем у Насти выдалась свободная неделька, она улетела в Италию, решила скрыться от ненужного внимания. Ещё и потому, что в СМИ тогда просочилась информация о моём отъезде в Америку, и всё это трактовалось таким образом, что нашим отношениям конец. Мы с ней созвонились, говорю: давай встретимся на Сардинии. И туда я полетел всего на один день — именно, чтобы сделать предложение. Предварительно продумал, как более романтично всё устроить, и у меня была идея — которая, правда, не совсем нашла воплощение в реальности. Заключалась она в том, чтобы мы совершили заплыв в море, доплыли до небольшого понтона, вместе вышли из воды. И там бы я вручил Насте кольцо... Но ветер дул ужасно сильный, было жутко холодно. И когда я Насте предложил искупаться, она сказала: нет, ты что, я никуда не поплыву. Тогда мне пришлось резко менять план, я поплыл один — зачем, ещё толком не понимая. В результате с понтона прокричал: «Я тебя люблю!» Поплыл обратно, в руке кольцо — волнуюсь, как бы не выронить его в море. А когда подплыл к берегу, немножечко песка в ладонь собрал, говорю: «Смотри, что я тут нашёл!»

— Вас не пугал тот поток информации, иногда не самый приятный, который сопровождал Настю? Скандалы, мужчины, драки, дети. Кто угодно испугается.
— А чего пугаться? Во-первых, начнём с того, что женщина, обладающая такой внешностью и таким талантом, волей-неволей привлекает внимание и со стороны мужского пола, и со стороны медиа, прессы. Другое дело, что жизнь Насти, все её поступки — вполне обычные, нормальные — в той или иной мере проходят через определенную призму, рассматриваются как сквозь увеличительное стекло. Особенно это касается прессы, которая любит делать из мухи слона.

— Нет, Настю очень любят в стране, но имидж после всех этих историй складывается девушки... непостоянной, что ли. Обманчивое впечатление?
— А давайте я задам вам встречный вопрос. На протяжении последних 13 лет в её жизни сколько рассматривалось мужчин? Муж, Сергей Жигунов и я. Три человека. Двое из которых — мужья. Если вы спросите любую женщину на улице, сколько у неё за последние 13 лет было мужчин... То есть, что я хочу сказать. А судьи кто, собственно говоря?

— А вы до свадьбы с Настей сколько лет в холостяках ходили?
— Развёлся я в 95-м году — 13 лет.

— Те же самые 13 лет. Много было сомнений по поводу того, быть или не быть?
— Всё-таки 13 лет холостой жизни даром не проходят. Наверное. И единственный мотив для того, чтобы внести в свой привычный уклад изменения, — это чувство. Ощущение того, что пришла настоящая любовь, желание создать семью. Наверное, поэтому я и сделал первый шаг к тому, чтобы была свадьба, венчание.

— И сразу стали отцом большого семейства...
— Главой семейства — не отцом, я ни в коем случае не претендую на позицию отца, потому что у Майкушки и Анечки есть папа, а я выступаю для них, надеюсь, в роли лучшего друга. Отцом семейства, может быть, стану впоследствии. Кстати, по-настоящему я понял, какая Настя женщина, когда увидел, как она общается со своими детьми. Я понял, что хотел бы, чтобы моя жена так относилась к моим детям. Пожалуй, этот момент и был для меня основным в отношениях с Настей. Перевесил чашу весов, когда я думал делать ей предложение.

— А как у вас складываются отношения с Настиными детьми?
— Аня уже взрослая барышня, ей 13, и это трудный возраст. Думаю, сложный возраст у неё уже позади. Она раннего развития.

— Но был момент, когда она вас, может быть, категорически не принимала?
— На самом деле нет. Она, конечно, дольше ко мне присматривалась, чем Майкушка. Наверное, сказывался негативный опыт предыдущих отношений Насти, а может, и некоторая ревность проявлялась. Кроме того, Аня — не такой открытый человек, поэтому привыкание ко мне заняло у неё немножко больше времени.

— Эту проблему вы решили или Настя?
— А не было никакой проблемы. И никаких шагов мы не предпринимали, никто не пытался искусственно сблизиться... Честно скажу, перед тем как познакомиться с Майкушкой и с Анечкой, я сильно волновался, потому что для меня это был очень ключевой момент. Такого опыта общения с детьми у меня прежде не было. Но для успешного контакта с ребенком взрослому человеку нужно уметь открыться, уметь встать с ним вровень. Наверное, у меня получилось.

— Сейчас можете сказать, что вы для них лучший друг, или это было бы самонадеянно?
— Да, наверное, это было бы слишком. Но думаю, они знают, что ко мне можно всегда обратиться с любым вопросом.

«Есть планы по расширению семьи»

— Настя — девушка темпераментная, взрывная, импульсивная. Вы — сама невозмутимость. Наверное, мягкий человек, спокойный, рассудительный. Она не забивает вас своей активностью, эмоциональностью?
— Да нет, что вы. Наоборот, я рад, что это в ней есть — как раз то, чего мне порой не хватает. В некоторых ситуациях мы дополняем друг друга, в некоторых — компенсируем. Потому что, когда речь идёт о принятии серьёзных решений, такая импульсивность не совсем нужна, здесь помогает моя рассудительность и сдержанность. В некоторых ситуациях нужно, наоборот, принимать быстрые решения, и это чаще всего остается за Настей.

— Но вы чувствуете себя лидером в паре?
— Для многих мужчин важно, чтобы было так, как он скажет. Для меня — не важно. Для меня важно, чтобы решение спорных ситуаций происходило не через давление, а через сознание. И, наверное, нами найдена вот эта самая золотая середина, потому что до сих пор у нас не возникло ни одного конфликта.

— Не задевает, что про вас чаще всего говорят «муж Заворотнюк»?
— В той сфере деятельности, в которой я чего-то значу, меня так никто не называет. А в остальном... Наверное, её популярность в этой стране несопоставима не только с моей, а с чьей бы то ни было, поэтому это естественно. Но опять же — всё течёт, всё изменяется: сегодня так, завтра по-другому. Меня это совершенно не задевает, я реалист.

— Это говорит об отсутствии комплексов. Но вот пишут, что и бизнесом вам пришлось заняться, чтобы быть на уровне, так как жена больше зарабатывает.
— Но я же занялся, условно говоря, не выпечкой пирожков. А то, что Настя больше зарабатывает, — всё очень относительно. Это то же самое, как если бы вы спросили: вас не задевает, что сегодня в казино вы выиграли 10 долларов, а ваша жена — 300? Нет, совершенно не задевает, — я только счастлив, если Настя может реализоваться в полной мере и зарабатывать по уровню своего таланта.

— А ещё говорят, что Настя вас двигает по жизни. В тот же «Ледниковый период» она вас устроила...
— Это искажённая информация. Потому что после того, как прошёл первый проект на «России», мы с Илюшей Авербухом и Александром Файфманом, продюсером Первого канала, обсуждали возможность моего участия в «Ледниковом периоде». Просто в прошлом году не сложилось — отчасти, наверное, из-за конфликтной ситуации с Настиным переходом со второй «кнопки» на первую. То есть у меня велись переговоры и с тем, и с другим каналом, и в результате так получилось, что на «России» неправильно было бы работать, а на Первом — неэтично.

— А в фильме вы снялись? Насколько помню, было разрекламировано ваше участие в сериале «Мой жаркий лёд».
— Да, меня пригласили в ходе съёмок: уже был прописан сценарий, мне сказали, что для меня роль допишут, я подписал контракт на 20 съёмочных дней. В результате у нас получился только один съёмочный день. Я ожидал в течение трёх месяцев: сначала мне говорили — через две недели, потом — через три, дальше — через месяц. В итоге роль так и не была дописана, за что мне заплатили неустойку.

— Первый блин, что называется, комом. Но теперь у вас впереди «Моя прекрасная няня», новый сезон.
— В первый раз слышу об этом. А кто ещё участвует в этом сериале?

— Настя, естественно, в главной роли.
— А она об этом знает? Может быть, что-то происходит, о чём мы не догадываемся? Нет, эта информация не соответствует действительности.

— Ну, тогда — о более реальном проекте. О вашем совместном проекте по расширению семьи.
— Мы только «за». И такие планы есть. А как уж будут развиваться события — посмотрим. К чему жизнь торопить?

Смотрите также:


Комментарии: