fbpx

Владимир Кристовский: «Идиотам, как я, ещё и Бог помогает»

Поделиться:

К своим 38 годам Владимир Кристовский успел направить свою неуемную энергию в разные русла: перепробовал десятки профессий, объездил на мотоцикле Европу и Америку, получил профессиональный сертификат «морского волка», сидел за штурвалом самолёта и вертолёта, управлял танком, снимался в кино, построил дом, стал папой четверых детей… И, конечно, активно поучаствовал в создании самого известного своего детища — группы «Уматурман».

Владимир КристовскийБеседовал Андрей Колобаев

— Владимир, вы сегодня, как и героиня вашей знаменитой песни Прасковья, живёте в Подмосковье, в деревне...
— И этим горжусь! У меня даже прописка: Московская область, деревня такая-то. Я — настоящий деревенский парень.

— Все в шоу-бизнесе стремятся в Москву, а вы — нет. Почему?
— Если честно, никогда не хотел жить в мегаполисе. В городе люди какие-то дерганые, с неврозами, все от чего-то зависят, а я хочу жить как свободный человек. В деревне есть всё, что мне нужно, — дом, баня. Я здесь нашёл очень много друзей и просто очень хороших людей. Здесь природа, воздух — отличная атмосфера для музыки и песен.

— Если верить легенде, жили-были в Нижнем Новгороде два брата, хотели удивить мир. Записали 15 песен, отправили запись в Москву. И произвели фурор! Без денег, без блата... Разве так бывает?
— Это только так выглядит со стороны: сели два брата, «А не написать ли нам шедевральный альбом?» А до этого ещё старший брат 15 лет занимался музыкой в Нижнем Новгороде. И я примерно около того — 10. Собирал группы, они разваливались, ездил в Москву, пытался пробиться, уезжал ни с чем. Бывали моменты отчаяния, когда вообще не брал в руки гитару... То есть это был долгий путь, годы страданий и борьбы. И работы — потому что, если чего-то хочешь, то нужно очень серьёзно поработать.

— Плюс везение?
— Мы просто делали то, что нам нравилось. Везение в том, что нас услышали, и это понравилось кому-то ещё.

— Сколько раз было желание плюнуть на всё и поставить на музыке крест?
— Много. Да всю жизнь, сколько себя помню, мне все всегда говорили: «Это бред собачий! Ничего у тебя не получится». Но у меня была всегда уверенность в том, что добьюсь успеха.

Владимир Кристовский— Основанная на чём?
— Я просто человек с не совсем нормальной психикой. У меня голова-то немного дурная, поэтому верю во всякую ерунду. Как говорили наши революционеры, главный секрет: бороться, искать, найти и не сдаваться.

— Это романтический девиз романа Каверина «Два капитана»...
— А смысл один: если хочешь чего-то добиться -не сдавайся никогда.

— Когда вы говорите про свою «дурную голову», что имеете в виду? Не совсем адекватные поступки. Например?
— (Смеётся.) Даже не буду перечислять. Я такой человек... У меня всегда много идей всяких не совсем нормальных. Или скажем прямо: совсем не нормальных. Которые я пытаюсь реализовывать немедленно, втягиваю туда моих друзей, близких. А потом у меня появляется новая идея, я предыдущую бросаю. От этого многие страдают.

— В чём идея была, за которую вы боролись?
— Заниматься тем, что нравится и этим зарабатывать деньги. Потому что денег у меня не было, мы жили настолько бедно, что всё время как «домоклов меч» висел вопрос: что же поесть. И это сильно расстраивает человека, вся жизнь которого, как у животного, сводится к поиску пищи.

— Это не гипербола?
— Бывали времена, когда мы с женой покупали нашей старшей дочери два памперса, одно яблоко и коробку детского питания. А сами шли в лес, собирали грибы, и на завтрак, обед и ужин у нас была одна картошка с грибами.

— Это же были лихие 90-е. Не было вероятности пойти в бандиты, например?
— В 90-е годы я был ещё чересчур молодым для серьёзных криминальных дел. Мы были всего лишь шпана нижегородская, дворовые хулиганы. И — слава Богу! Потому что многие наши старшие товарищи погибли. Собственно даже в нашей компании из четверых друзей детства один стал наркоманом и — по слухам — умер. Другой отсидел 12 лет, вышел не так давно. Третий мой друг со мной работает тур-менеджером и параллельно тренером по боксу. Ещё один мой друг Валерий Багаев, который сейчас замечательный художник, тогда был омоновцем, то есть стоял вообще по другую сторону баррикады. Мы вместе, как и все в то время, занимались спортом.

— Каким?
— Боксом, разумеется. В нашей среде вариантов было немного: либо самому становиться агрессивным, либо все будут бить тебя.

— То есть вы всё-таки по лезвию бритвы прошли. Что спасло? С вашей-то бешеной энергией...
— Отчасти везение, отчасти — инстинкт самосохранения. К тому же я всё-таки достаточно воспитанный, интеллигентный, и даже по складу характера не способен на серьёзные преступления. Может, кому-то это покажется странным, глядя на меня, но никогда у меня не было желания кого-то убить... (Смеётся.)

Владимир Кристовский— Вы пели в хоре в детской студии, потом год учились игре на тромбоне в музыкальном училище. То есть музыка с детства была в вашей жизни?
— Я петь любил с детства. Пел настолько громко, что со мной бабушка стеснялась ходить гулять. Мог войти в автобус, затянуть «Выходила на берег Катюша» или другую любимую песню. И никого не стеснялся. Стесняться я стал как раз потом, когда стал постарше. А вот собственные песни я стал писать конкретно из зависти к старшему брату.

— ?!
— Просто он был музыкантом известным в Нижнем Новгороде. Со всеми вытекающими последствиями. То есть вёл богемный образ жизни, у него было много женщин и вокруг всё время было весело. А я вёл образ жизни полукриминальный и вокруг меня всё время были какие-то неприятности, разборки. Это не очень приятная жизнь, когда всё время снятся сны, как тебя арестовывают. А бывали случаи, когда меня милиция аж из ванны доставала и вела в отделение. Прессовали, брали отпечатки пальцев, говорили: «Признайся, это же ты?!» Хотя я был ни при чём. Поэтому, конечно, я смотрел на брата и думал: «А что, я не могу песню написать? Он что, какой-то гениальный?» Подошёл я к проблеме радикально: взял гитару и поставил себе задачу писать в день по песне. «Не сойти мне с этого дивана, пока не напишу!» И написал примерно 10 песен за 10 дней.

— Одна гениальней другой?
— Все они были, конечно, ужасные, никуда не годные. Но это не помешало мне прийти к друзьям и заявить: мол, ребята, не бойтесь, скоро я буду знаменит, богат и все мы заживём счастливо. Я был очень упёртым: писал, писал, писал. Потом появилась ещё одна ужасная песня, но чуть лучше, чем предыдущие. Тут уж я окончательно понял, что скоро стану звездой. (Смеётся). На самом деле это мой не очень ясный рассудок — всё из-за него. Нормальный бы человек понял сразу, что не надо этим заниматься.

— Но ваша дальнейшая жизнь показала...
— Дальнейшая жизнь показала, что вот таким настырным идиотам, как я, ещё и Бог помогает. Точно помогает!

— Кто был вашим первым слушателем и судьей?
— Жена, разумеется. Она много раз мне говорила: «Володя, перестань заниматься этой фигней! Нам жрать нечего, а ты...» Но при этом поддерживала, наставляла на путь истинный: «Ну написал ты песню. Кто её услышит? Давай делай что-нибудь — запиши на кассету, отправь куда-нибудь». Вот я и отправлял.

— Правда, что успели поработать в морге ночным санитаром, оператором на автозаправочной станции, дворником в детском саду, водителем, курьером, продавцом?
— Я работал, на самом деле, в гораздо большем количестве мест, чем вы перечислили. Ну надо было кем-то работать — я не очень-то много чего умею в жизни. Точнее, вообще почти ничего не умею. Кроме как водить машину и петь.

Владимир Кристовский— В морг-то вас как занесло?
— Меня привезли туда по ошибке. Я уснул в парке. Просыпаюсь — в морге. Они говорят: «О! Живой! Хочешь поработать у нас?»... Да нет, я шучу. Меня устроил туда отец. «Вот, — говорит, — хорошее место, где можно заработать денег...» Там действительно был способ заработать: покойников приводить в порядок, мыть, одевать, то есть готовить к погребению. На этом, собственно, и зарабатывали сотрудники морга.

— Но нигде долго не задерживались, максимум несколько месяцев. По какой причине?
— Потому что я очень увлекающийся, занимаюсь всем, что под руку попадётся, мне всё интересно. Но любое дело — и до сих пор, честно говоря — мне быстро надоедает. Не знаю, как я до сих пор музыкой занимаюсь?! Загадка для меня. Когда-то хотел быть лучшим парикмахером, пошёл учиться, но в процессе обучения потерял интерес. Затем решил стать самым крутым фермером — разводить скот. Допустим, свинью мне не дали родители дома держать, а кроликов мы завели. Они нам обосрали весь дом! А потом мы поняли, что их же надо убивать, а мы не можем взяться за топор. Пришлось убрать за ними весь срачь и... отдать. После этого меня очень заинтересовали пчёлы (и до сих пор, кстати, эта идея меня иногда посещает)...

— Говорят, отличный бизнес.
— И мне так кажется. Главное — это с природой связано. Ну и так далее. Я был и бизнесменом. До сих пор, кстати, я бизнесмен. Занимаюсь ресторанным бизнесом, продюсирую... Правда, чаще деньги теряю, чем зарабатываю.

— Когда пошли хорошие песни?
— Хорошие песни мы включили в первый альбом «В городе N». К этому моменту их собралось достаточно много. Некоторые до сих пор не изданы и ждут своего часа.

— Итак, какое событие для группы «Уматурман» точка отсчёта?
— 19 декабря 2003 года. Концерт Земфиры, на который она пригласила нас выступить. Тогда нас никто не знал, у нас не было группы, названия, мы не давали концертов, мы просто заключили контракт, продюсеры занимались нашим будущим. А надо помнить и понимать, кем была в то время Земфира для музыкальной жизни страны. Думаю, не было людей, которые бы её не любили. Я сам до сих пор, даже когда занимаюсь в спортзале, включаю МП-3 с её песнями. У меня два любимых исполнителя — Майкл Джексон и Земфира. Поэтому для нас это было что-то невероятное — познакомиться, а тем более выступить на её концерте. Конечно, это была победа!

Группа собралась как таковая в 2004 году. А название «Уматурман» появилось еще позже — к концу 2004 года.

— Интересно, какие ещё были варианты?
— Например, «Неунывающие децибелы». Потом был вариант «Скинь тапки!» Мы хотели прикольное название. Кстати, «Уматурман» мне не очень нравится. Сам я бы по-другому назвал.

— Какой самый интересный период в жизни «Уматурман» за 10 лет?
— Самое начало — первые год-два. Было трудно, но интересно. Мы путешествовали по всей стране, давали концерты, и всё это было настолько незнакомо, прекрасно, необычно. Это сейчас всё превратилось в рутину, а тогда мы испытали ощущения, не сравнимые ни с чем. Простые ребята из бедных... И вдруг полные залы, саундтрек к «Ночному дозору», альбом миллионным тиражом. Рок-н-ролл в чистом виде!

[youtuber youtube='http://www.youtube.com/watch?v=mW7dSVUxSro']

— Появление в вашей жизни армии фанатов стало тяжёлым испытанием?
— Это испытание для любого мужчины, когда у него много поклонниц.

— Рвали на части? Какие-то гениальные комбинации изобретали?
— Я думал, что вы сейчас «генитальные» скажете... (Смеётся.) О-о-ой! Эти поклонницы. Рвали просто в клочья. По веревочным лестницам залезали, на воздушных шарах прилетали...

— Опять шутите?
— На пожарной машине приезжали. Серьёзно! Прыгали прямо... откуда ни возьмись. Поэтому пришлось поселиться в деревне, в доме за семью заборами. Спасает то, что ОМОН всё время под боком. (Смеётся) Да нет, на самом деле всё нормально, я шучу!

— Как пишутся песни? Есть особая кухня — сигара, бочка рома, природа, печка... Что необходимо для вдохновения?
— Конкретно мне требуется покой, комната, где меня никто не слышит, гитара, тетрадка с ручкой, диктофон.

— Много про вас всяких гадостей пишут в прессе? Неправды всякой.
— Пишут-пишут. Эти журналисты, попадись они мне... К сожалению, существует проблема, а может, это и не проблема вовсе... Что людям в принципе не интересно твоё творчество. Им вообще плевать, что ты написал новую песню, выпустил пластинку. Но если ты подрался или развёлся с женой... Вот это интересует людей всегда. Недавно написали, что я арестован в Норвегии за превышение скорости. Приезжаю на свою дачу, которая находится в жуткой глуши, и бабушки деревенские удивленно всплескивают руками: «Эх, сыночек! Сбежал?» И я понимаю, что людям интересно именно это. К сожалению.

— Может, это нормально? Бабушки переживают. Вот она настоящая слава!
— Согласен! Я на самом деле к этому отношусь спокойно.

Владимир Кристовский

— Вас сильно расстраивает то, что сейчас весь интернет забит сообщением о вашем разводе с женой и о том, что вы встретили новую любовь — актрису и модель Ольгу Пи-? Мол,«бедная жена», «бедные дети»...
— Все бедные! Нет, меня это вообще не расстраивает. Мы действительно разошлись, если кроме бабушек это ещё кому-то интересно. Решение было трудное, нервное, всё-таки четверо детей, 17 лет вместе. Я чуть не умер от переживания — даже ездил в Германию лечить нервы.

— Творческий человек должен быть свободным художником?
— Я ведь по складу характера семьянин. Но когда уходит любовь, мне кажется, честнее и правильнее дать взаимную возможность найти новые чувства. При этом важно остаться друзьями, растить детей и стараться сделать их счастливыми. Будем стараться!

— У вас четверо дочерей. Дети унаследовали что-нибудь от вас?
— Дети унаследовали от меня мою красоту. Они на меня очень похожи. Некоторые. Некоторые — непохожи. Так как я часто был на гастролях — всё может быть. Нет, это я сейчас опять шучу!

— Вы сказали, что вас арестовали норвежские гаишники. На российских-то дорогах «Уматурман» уважают?
— Уважают. Поэтому для нас — «звёздный тариф». И я их понимаю. Им тоже детей надо кормить. У меня был забавный случай. Прихожу как-то к начальнику нашей нижегородской ГИБДД и прошу ускорить процесс, потому что у нас гастроли и нет времени стоять в очереди. «Ну, мы же ваши земляки, — говорю, — мы — группа „Уматурман“». А он мне отвечает: «Это вы в Москве „Уматурман“, а здесь я „Уматурман“». Пришлось стоять в очереди. Автограф на хлеб не намажешь.

— Вы такой нарушитель дорог?
— Да нет, я стараюсь не нарушать — езжу аккуратно.

[youtuber youtube='http://www.youtube.com/watch?v=3OdRdIaD0pk']

— Как относитесь к старинному рокерскому лозунгу: «секс, наркотики, рок-н-ролл»?
— Очень хорошо отношусь. Как сказал герой одного фильма: «Ребята, не покупайте наркотики! А становитесь рок-звёздами, и получите их даром». В принципе я наркотики не принимаю. Но я считаю, что алкоголь — это тоже наркотик. Тогда получается, что принимаю.

— С алкоголем вы на дружеской ноге?
— У нас натянутые отношения. В последнее время как-то не пьётся мне. Видимо организм устал.

— Сцена, концерт — для вас это наркотик?
— Вот уж что для меня совершенно не наркотик, так это сцена. Вот выступай мы раз в месяц, наверное, это было бы прямо кайфово. А если ты не вылезаешь из самолета десять лет, и у тебя даже взгляд не может ни на чём сфокусироваться в этой жизни... Не кайф. Иногда усталость даёт себя знать.

— С чем связан такой жёсткий график? Всё расписано на год вперёд?
— В погоне за презренными банкнотами. Всё из-за них. Большая семья — надо всех кормить. Дети же есть хотят, одеваться, учиться.

— Несмотря на дефицит времени, вы известный затейник и экстремал. Недавно на мотоцикле за 25 дней проделали путь в 12 тысяч километров по Европе.
— Не знаю даже, экстремальное ли это было путешествие. Просто оно было достаточно напряжённое: в очень сжатые сроки нужно было посетить много-много мест. Вот когда через Америку ехали, мы столкнулись с непростыми дорожными условиями: вдруг стеной пошел снег. А для езды на мотоциклах это реальный экстрим! Сравнимый, пожалуй, с морской стихией. В прошлом году ведь сбылась ещё одна моя сумасшедшая мечта — я научился ходить под парусом. Три недели провели в районе Карибских островов, и я в злейший шторм стоял за штурвалом. Теперь у меня есть и российский сертификат на управление катером, и международный — могу брать яхту в чартер и ходить по морю за границей.

Владимир Кристовский

— Теперь можно и в кругосветное путешествие?
— Дикие красоты, рифы, пиратские клады, бухты разбитых кораблей... У меня была идея даже на лошади отправиться в кругосветку. Потом я выяснил, что это долго и трудно. Решил гидросамолет купить и на нём путешествовать. У нас много рек, озер, на которые можно приводниться.

— Умеете управлять?
— Я учился летать на маленьком, легкомоторном. И на вертолёте «Газель». Недоучился, правда. Но налетал пару часов. Если б была моя воля, я бы взял пару лет отпуска и всё-таки уехал в кругосветное путешествие. Так, чтобы пожить в одной стране, другой... Не на бегу, сломя голову, за три дня посмотреть Китай, а так как раньше путешествовали — не торопясь, с пониманием того чем живёт местное население, почувствовать колорит. К сожалению, это роскошь, которая мне пока что недоступна. Но я мечтаю — вдруг когда-нибудь.

— Сейчас какую идею претворяете в жизнь?
— Самое безобидное — это как раз недавнее из увлечений. Купил велосипед. Если будут пробки сильные — буду ездить по Москве.

— Недавно вы в очередной раз снялись в кино, на этот раз в главной роли в фильме «Свидание». Как прокомментируете периодически появляющиеся разговоры: «Володя Кристовский устал от музыки, решил стать кинозвездой»...
— Кино для меня просто эксперимент, попытка выразить себя какими-то другими средствами. Это не говорит о том, что я хочу стать актёром. Нет, музыку ни за что на кино не променял бы. Хотя ещё сниматься в кино очень хочу!

Смотрите также:


Комментарии: