fbpx

Юлия Волкова: «Зрители подумали что я и есть Марина Черкизова из сериала»

Поделиться:

Недавно на канале ТНТ с успехом прошёл сериал "Игра на выживание". Очень необычный и захватывающий, о котором много спорили. Одну из главных ролей сыграла актриса Юлия Волкова, с которой мы поговорили

Актриса окончила училище имени Гнесиных и знаменитый ГИТИС, снималась в скандально-известной «Школе» Валерии Гай Германики, много лет служит в театре «Практика», но ворвалась в нашу жизнь только сейчас, исполнив роль Марины Черкизовой в сериале канала ТНТ «Игра на выживание». 2020-ый год для Юлии стал удачным! Помимо громкого сериала по ТВ, она номинант на главную театральную премию страны «Золотая маска», а еще презентует клип на дебютную песню.

- Вот и прошел сериал "Игра на выживание", о котором много писали, говорили, спорили. А что самое интересное вы слышали за эти дни о проекте или о вашей героине, о вашей работе в нем?

- Больше всего запомнились реакции на героиню, и еще то, что на мой инстаграм, когда шел сериал, подписывались дети. Зрители же разделились на два лагеря. Одни говорили про Марину, что она настоящая стильная русская женщина (такую мы и создавали с режиссёром Кареном Оганесяном, с продюсерами). А другие считали Черкизову (и меня заодно) грубой и похотливой. Ну подождите! Почему? Это жизнь! Они - люди. Они умирали! Отсюда все эти реакции, поведение, события.

Одна женщина писала мне в личные сообщения: "Ты - ужасная! Зачем ты так себя ведёшь?" Решив, что я играю саму себя, что это не придуманная сценаристами героиня, а — я. Но потом она же извинилась, сказала, что обращалась не ко мне, а к Марине. Просто Черкизова показалась ей слишком реальной. Вот, как сильно захлёстывали эмоции!

Ещё запомнилось, как моя приятельница долго не могла понять почему Марина так поменялась, почему стала совсем другой. Но ведь это жизненно, это по-настоящему, под такими обстоятельствами мы действительно можем измениться, чуть ли не кардинально. Так что всё логично.

- Вы рассказывали в Инстаграм о кастинге в проект, как летели из Крыма и придумывали свою героиню.  Что конкретно вы придумали и как проходили пробы?

- Прежде, чем отправиться на кастинг, я записала и отправила режиссеру самопробы. На что Карен Левонович ответил: это ты будешь другим так играть, мне не надо ничего записывать,  прилетай. В общем, он не принял мои видео пробы, и я вылетела в Москву. Пока летела, примерно представила, как бы женщина средней полосы России приехала на такой проект: как бы выглядела, что надела, какие особенности своей внешности подчеркнула. На кастинге я пробовалась в паре с прекрасным актёром Эриком Яраловым. Он крутой партнер и очень мне помог! Нужно было показать эпизод из 10-ой серии, когда Марина рассказывает о жизни, о материнстве, о ребенке-инвалиде. И у меня кажется впервые в жизни возникло ощущение, что на пробах я сделала всё, что было в моих силах. Слезы летали по стенам! Это был сильнейший накал!!!

 - Вы в жизни похожи с Мариной Черкизовой или это была игра на сопротивление?

- Хоть я и говорю, что нахожу между нами схожие черты, всё равно героиня - собирательный образ. Это актёрская работа, перевоплощение! Да, я пропускала всё через себя и по-актерски оправдывала её проступки. В тоже время кастинг был таким, что под героев, созданных сценаристами, подбирали максимально похожих по характеру актёров. И раз меня утвердили на роль Черкизовой, то увидели нашу схожесть. Ну и зритель поверил, что я играла саму себя. Значит всё сложилось!

- Расскажите, как проходили съемки, что было самым трудным?

- Вот эта 10-ая серия и сцена где я говорю Сурену (его сыграл Беник Аракелян): "Из-за таких как вы у меня ребенок инвалид". Такой плач российской женщины, которая осталась одна, муж пьет, государство не помогает. Эту сцену мы снимали долго, мне кажется, целый день! И рыдать в кадре 10 часов подряд -  очень сложно психологически. А самый страшный эпизод: крупный план перед прыжком из самолета. Мы взлетели на кукурузнике, всё по-настоящему. И хоть фактического прыжка не было, объяснить мозгу, что тебе нужно только выглянуть, что это лишь рывок,  что ты пристёгнут на страховочный трос, что нет риска — невозможно! Страх такой, что парализует!

- Вы считаете актёр обязан сам выполнять трюки?

- Конкретно в «Игре на выживание» все сцены, где мы бегали, падали, захлебывались — всё делали сами. Нас консультировала команда во главе с каскадером Александром Стеценко, и они до такой степени всё просчитывали и выверяли, что мы знали — это безопасно. Даже пробежка по камням или по бревну была под их руководством. Ведь травма актера — это остановка съемочного процесса. Мой педагог, великий учитель говорил: "Можно шею поломать, делая обычный кувырок". Я не против делать трюки, но всегда буду смотреть, насколько всё безопасно и не угрожает жизни! Работать надо профессионально, но без лишнего героизма. Где-то, конечно, подключались каскадёры.

- В подробное реалити-шоу на ТВ пошли бы?

- Я бы пошла на "Последний Герой", чтобы подтвердить все то, что я знаю про себя, свой характер, выносливость и так далее. Но вообще, мне "Фабрики звёзд" хватило. То ещё шоу на выживание!

- Этот сериал может стать началом новой моды на такого рода кино: когда не понимаешь где правда, а где сценарий?

- Нам предшествовал сериал «Колл-центр», во многом похожий, хоть действие проходило в замкнутом пространстве. А наша история чуть шире! У нас смешение жанров: и мистика, и триллер, и драма. Для меня больше триллер, и я бы сказала, что в масштабах нашей страны — это самый мощный и главный триллер. Такого еще не снимали. Плюс в нём есть то, что так нравится русскому человеку: возможность увидеть закулисную жизнь и возможность подглядывать за отношениями. А когда всё это происходит в стрессовых для персонажей обстоятельствах — не оторваться!

- Если в кино эта роль самая громкая среди вашей фильмографии, то в театре вы давно о себе заявили. И как итог, номинация на "Золотую маску". Как вы смогли удивить всех Чеховым и что особенного в вашей Аркадине?

- «Версия Чайки» - не классическая театральная постановка, где зритель сидит в зале, актёр находится на сцене. Это совсем новый жанр! Это спектакль-променад с иной спецификой. Моя Аркадина - «современная кабатинка»: простая, без вот этих заламываний рук, как её обычно играют. Она как мы, обычная женщина, у которой сложные отношения с сыном.

Номинация неожиданная и, надеюсь, - заслуженная! У меня был «Детский театральный Оскар» (Премия «Арлекин» - награда за лучший детский спектакль «Дурацкие дети. Леля и Минька» по М. Зощенко), а теперь номинация на «Взрослый театральный Оскар» (смеётся). Я очень жду церемонию вручения наград, но как-то специально не готовлюсь, речь не пишу. Если выйду на сцену, пусть будет импровизация.

- Расскажите, где мы ещё вас увидим в ближайшее время? Какие у вас планы, и о чем вы мечтаете?

- 24 сентября состоялась премьера клипа на мой дебютный сингл «Этажи». Это начало большой работы над сольным альбомом. Стихи мне любезно отдал Алекс Микеров, и я на одном дыхании написала для них музыку, находясь под впечатлением от съёмок 11-ой серии «Игры на выживание». И сериал, и съемки в Абхазии сильно вдохновили меня в музыкальном плане. «Этажи»  - песня о том, как женщина устала быть сильной.…  Клип сняла режиссер спектакля «Чайка» Елена Ненашева. Получилась такая история на троих, где я, Ира Воронова и Юра Чурсин. Если в песне женский взгляд на жизнь, то клип её отзеркаливает и мы видим реальность глазами мужчины. Да что я рассказываю? Лучше один раз увидеть!

Текст Анна Волкова

 

Смотрите также:


Комментарии: