fbpx

Татьяна Котова: Мисс «ВИА Гра»

Поделиться:

Два года назад она убедила всех в неотразимости своих внешних данных. Теперь пытается доказать, что и талантом Бог не обидел. Когда «Мисс Россия-2006» Татьяна Котова стала солисткой популярной группы «ВИА Гра», многие были настроены скептически. Однако Таня на удивление легко шагнула с подиума на сцену. И даже заставила забыть о своей знаменитой предшественнице Вере Брежневой. Теперь блондинка в «ВИА Гре» — она. Всерьёз и надолго.

Беседовал Дмитрий Тульчинский

Мы начали с воспоминаний о её недавнем конкурсном прошлом: «Мисс Россия», «Мисс мира», «Мисс Вселенная»… «Теперь никаких конкурсов, — улыбнулась Таня, — мне ничего доказывать не нужно».

— Ну, как сказать. История «ВИА Гры» — это один сплошной конкурс на выбывание. Сколько уже девушек сменилось в группе.
— Да, я уже 11-я участница. Но это не конкурс — нормальная жёсткая конкуренция, как и в любом другом коллективе.

— А недавно на грани выбывания были вы. Пошли разговоры, что возвращается Вера Брежнева, а она блондинка. Вместо кого, значит?
— Слухи, которые распускает жёлтая пресса. Вечно у них обострение.

— Значит, вы чувствуете себя полноправной участницей «ВИА Гры»?
— Да, конечно. Я привыкла ко всему, уже получаю удовольствие от того, что не новенькая, что ко мне другое отношение, что ко мне прислушиваются. Это для меня очень важно — чтобы моё мнение было весомым. Ну, а поначалу, конечно, была такая... дедовщина, что ли...

— «Бабовщина», скорее.
— Да. И это понятно — когда ты новичок, а рядом с тобой человек, который больше пяти лет работает в коллективе, волей-неволей к нему прислушиваешься. Потому что понимаешь, что ты ещё никто и многому нужно научиться.

— Вам постоянно давали это понять, ставили на место?
— Не до такой степени. Я же приехала не из деревни — уже относительно известным человеком была. Но в любом случае мне пришлось всё начинать сначала: всё для меня было новое, непривычное. У моделей, конкурсных красавиц — одна сцена, и это подиум. А у артиста — настоящая большая сцена. И здесь нужно не просто ходить — нужно петь и чувствовать песню.

— Знаете старый анекдот про концерт Зыкиной в Грузии? «Ты не пой — просто ходи». Вполне про «ВИА Гру».
— Наверное. Если будем просто танцевать, думаю, и на это будет приятно смотреть. Но вот именно — посмотреть один раз и забыть. А артисты должны проявлять себя, тем более все мы такие разные: у Альбины Джанабаевой очень хороший голос - этим она среди нас выделяется, Надежда Грановская — основоположник группы и самый яркий представитель.

— А вы, я извиняюсь, петь уже научились?
— Я учусь. И прогресс очевиден. Потому что раньше, до группы, я вообще не пела. То есть пела со своими друзьями в караоке, но так, чтобы посторонние не слышали. А почему? А потому что когда-то в детстве папа мне сказал: «Таня, ты не пой нигде». Таким образом хотел уберечь меня от злых языков и насмешек. Но он не подумал, а каково мне будет, если все же начну петь?.. Теперь-то, конечно, я уже не комплексую. В какой-то момент пришла к выводу, что любой человек имеет набор положительных и отрицательных качеств, и изживать свои недостатки — задача каждого. Тем более что я активно занимаюсь вокалом, и мои успехи не вызывают ни у кого сомнений.

— У вас самой сомнений много было перед столь крутым поворотом в жизни?
— А я легко иду на перемены. Я же почти всё поменяла в своей жизни: профессию, место жительства — переехала в Киев, — круг общения. Разве что родителей и родственников своих не поменяла. Есть люди, которые боятся всего нового, незнакомого. А я наоборот, это люблю и очень часто иду на поводу у судьбы.

«Кому нужен антикризисный управляющий-блондинка?»

— Неужели не страшно было? Знаменитая группа, репетиции, зрительный зал, первый концерт. Коленки не тряслись?
— А первый концерт проходил в очень знакомом для меня месте — это был подмосковный пансионат, где я жила, будучи участницей конкурса «Мисс Россия». Выступали на дне рождения одного молодого человека. Конечно, немного страшно было. Но для того чтобы не бояться, я сама себя настроила, что очень уверена в себе, самовнушением занялась таким.

— Почему спросил — просто читал, что в детстве и подростковом возрасте вы были очень неуверенной в себе девочкой, настоящей скромницей.
— Не настолько, конечно, но вообще, стеснительность и скромность мне присущи. Может, для девушки это и положительные качества, а для артистки вряд ли — наоборот, мне кажется, они съедают человека, мешают ему творчески развиваться.

— А внешность, оцененная многими, — это повод для уверенности в себе или для комплексов?
— Сложно сказать. Я всегда чувствовала, что привлекательна. Из-за этого, наверное, в школе всех держала на дистанции, мальчиков особенно. Классная руководительница всегда мне говорила: «Татьяна, ты такая гордая!» И это тоже некое внушение: все говорят, что я гордая, — значит, и буду такой: гордой, неприступной.

— Если такая гордая, наверное, первая любовь была не ранняя?
— Да, в школе не встречалась ни с кем. Хотя один мальчик мне всё же нравился. И я ему нравилась. Когда мы где-то сталкивались, он на меня смотрел, я на него, но мы не могли друг к другу подойти. Спустя пять лет мы с ним встретились, пообщались. Посмеялись над тем, что между нами происходило в школе. Он и сам, оказывается, был из робких.

— Ваши школьные годы прошли в посёлке Шолоховское Ростовской области. Часто, наверное, думали: чего я, такая красивая, тут делаю — надо уезжать?
— Такие мысли были ещё и потому, что понимала: в своём посёлке я не смогу получить нормальное образование — у нас можно было выучиться разве что на повара или на швею-мотористку. А уж о том, что мою фотографию поместят в каком-либо журнале, я вообще не мечтала, мне казалось это недостижимым. Хотя мои ровесницы отправляли фотографии, и как-то раз на весь посёлок разнёсся слух, что одна девочка поедет в «Космо» сниматься. Это было так удивительно! Я думала: как вообще такое может быть?

— А вы чувствовали себя этакой звездой посёлка? На которую все обращают внимание, перешептываются, глядя вслед?
— Да нет, обычная девочка... Но, конечно, думала, что хочется чего-то большего, хочется уехать. И в Ростове-на-Дону уже нашла себе применение.

— Институт имеете в виду или конкурсы красоты?
— Нет, первые два года никаких конкурсов не было — только в институте училась. Я же в Ростов приехала с чёткой мыслью, что нужно получить образование. Тем более, специальность такая необыкновенная — антикризисный управляющий. На самом деле, конечно, названием своим она меня привлекла.

— Сейчас кризис — было бы в струю. Может, стоило активнее на учебники налегать?
— Да кому нужен антикризисный управляющий-блондинка?

«Не считаю, что лучшие друзья девушек — это риллианты»

— Поэтому пошли в «красавицы»?
— Началось с того, что я приняла участие в конкурсе «Мисс экономический факультет». И пошло-поехало. Выступила на университетском мероприятии — меня заметило модельное агентство, пригласило к себе. Это же модельное агентство организовывало местный конкурс красоты «Ростовская красавица». Ну, а дальше — «Мисс Россия», «Мисс мира», «Мисс Вселенная».

— Тогда, наверное, подумали: всё, жизнь удалась?
— Ну да, уже казалось, что ты очень известна, популярна. Это теперь я понимаю, что конкурсами красоты интересуется лишь определённый круг людей. Большинство же — где-то краем уха что-то услышат, увидят по телевизору, а на следующий день забывают. А мне-то казалось, что меня знают все. Соответственно, сама себе придумала какие-то рамки: как мне нужно вести себя, где можно находиться, что говорить.

— Это как? Интересно!
— Допустим, я решила, что мне нельзя ходить по клубам, потому что самой красивой девушке страны это неприлично. Или я не могу носить обувь на плоской подошве — потому что красавица должна ходить только на высоких каблуках. У меня всегда должна быть прямая спинка, идеальная причёска, волосок к волоску. Кроме того, почему-то я убедила себя в том, что должна быть серьёзной — не смеяться, а только улыбаться. Со временем у меня выработалась определенная искусственная улыбка — когда выходила на люди, губы сами вытягивались. Но ладно я — побыла «мисс» годик и перестала. А некоторые девочки занимаются подготовкой к конкурсам с самого раннего возраста. И всё — у них улыбка до ушей, все зубы видны. Только когда пришла в группу, я поняла, что никаких рамок нет. Сейчас сама себе ничего уже не запрещаю, наконец-то я стала собой — такой, какая есть на самом деле. А раньше чувствовала себя куклой. Участница конкурса — это же модель, на неё нужно только смотреть, какой она человек, никого не интересует. Певица — совсем другое дело. Внешность, по большому счёту, здесь вообще не важна, важен внутренний мир, и он у меня постепенно наполняется, расширяется. Это группа даёт мне развитие. После знакомства с Константином Меладзе, с Альбиной, с Надеждой я себя по-другому стала чувствовать, раскрепостилась, что очень важно.

— Поначалу тому же Меладзе или хореографам не приходилось ломать вас: так не ходи, так не смотри, так не одевайся?
— Был момент, когда я хореографам говорила: «А как это будет выглядеть со стороны? Я же королева!» На что мне было сказано: «Таня, забудь, что ты королева, сними свою корону и убери подальше». На самом деле я очень склонна к самокопанию. И как только пришла в группу, это ощущение сильно обострилось. Потом меня родители очень любят критиковать...

— А что они говорят?
— Мама всегда в первую очередь обращает внимание на внешний вид, её это очень сильно беспокоит почему-то: «У тебя прическа некрасивая, макияж». А отец сказал недавно: «Ты же артистка, да? А у тебя, когда поёшь, никаких эмоций нет». И я с ним согласилась. Нужно песню чувствовать, нужно её понимать. Мне было очень сложно поначалу, некоторые песни мне не давались вовсе. Но сейчас совсем другое дело — я понимаю, о чём пою. Наверное, это связано с тем, что я влюбилась по-настоящему. У нас же все песни о любви. Кроме одной: я не считаю, что лучшие друзья девушек — это бриллианты.

«Какая вы сексуальная!» — это лучший комплимент»

— Всё очень романтично. Но «ВИА Гра» — группа серьёзная, активно гастролирующая. Девушки работают на износ, некоторые не выдерживают, уходят, им на смену приходят другие.
— Пока я не чувствую какой-то усталости, готова развиваться и дальше. Другое дело, что у нас очень редко бывают кассовые концерты — в основном «корпоративы». А артист себя чувствует артистом всё-таки, когда поёт на большой сцене. Вот этого мне не хватает.

— На «корпоративах», как говорят некоторые артисты, они чувствуют себя закуской к пиву.
— Знаете, раньше я была на многих «корпоративах», видела разных артистов и ловила себя на мысли, что им неприятно выступать перед жующей публикой. Когда шла в группу, я вспоминала те свои ощущения и думала: как же я буду выступать? Но когда пою, я вообще об этом не думаю, никак меня это не затрагивает — вот честное слово! Сама песня, наверное, захватывает — то, что пою, что при этом чувствую.

— Ходят легенды о ваших контрактах...
— У меня есть контракт. На пять лет.

— И его пункты: не выходить замуж, не рожать, не перекрашиваться?..
— На самом деле, есть только два значимых пункта: продюсер всегда прав, и второй — если не согласен, смотри пункт первый. О замужестве, кстати, не скажу — не помню, есть ли там такой пункт. Вот перекрашиваться в другой цвет точно нельзя. Я — блондинка, Альбина — рыженькая, Надежда — брюнетка. Так было задумано продюсерами. И если кто-то из нас захочет перекраситься, то это нереально — имидж менять мы не имеем права.

— Что еще в контракте?..
— На самом деле, я не читала его внимательно перед тем как подписать. Ещё и потому, что он на украинском языке. Надо будет попросить, чтобы мне его перевели — просто из любопытства. Ведь на самом деле контракт — это всего лишь бумага. Когда меня принимали в группу, у меня было ощущение, что сбылась моя мечта, и мне не важно было, какие там пункты, — я доверилась людям, поэтому подписала всё, что было нужно.

— Дисциплина жёсткая в группе?
— Всё основывается на дружеских отношениях. И если что-то не устраивает меня или другую девушку, всегда находится компромисс.

— Но о дружбе между солистками говорить, наверное, всё же не приходится.
— Вы знаете, последнее время я читаю некоторые книги, где говорится, что дружбы между девушками не бывает. Как и дружбы между девушкой и мужчиной. С кем дружить-то тогда? В общем, я не верю в это, считаю, что каждый человек индивидуален, и для меня существует понятие дружбы как с женщиной, так и с мужчиной. А что касается дружбы с девушками в группе, то они всё-таки старше меня. Не только по возрасту, но и по опыту. И в первую очередь я смотрю на них, как на старших сестёр, которые могут меня как-то направить, чем-то помочь. Так, в общем-то, и происходит. А в каких-то моментах мы подруги — можем поехать куда-то, вместе посидеть, поболтать. Понятно, что это случается не часто — у каждой своя семья и личные интересы. По большому счёту, у меня вообще близких подруг нет. У меня есть младшая сестра — вот она мне ближе всех. Сестра — единственный человек, который знает обо мне почти всё.

— Имидж группы — нарочито открытая сексуальность. Он близок вам? Ничто не смущает?
— Если бы мне в этом имидже было не комфортно, я бы, наверное, не пришла в группу «ВИА Гра». Каждый человек по-своему сексуален, и на сцене, естественно, нам необходимо вытаскивать из себя всё, что есть, делиться своей энергетикой, наполнять ею зрительный зал.

— А как вы относитесь к тому, что девушек из «ВИА Гры» воспринимают часто не как певиц, а как просто сексуальный объект?
— Дискомфорта нет — наоборот, приятно, когда оценивают внешность.

— А кто-то наверняка скажет, что женщину это унижает.
— Да ну что вы! Мне кажется, это один из самых приятных комплиментов — если говорят: какая вы сексуальная...

«Влюбиться было не страшно»

— На «корпоративах» с вами пытались завязать близкое знакомство?
— Такие попытки у нас пресекаются. Нет, бывают, конечно, инциденты — запретный плод сладок. Поэтому, например, мы почти никогда не выступаем в странах, где... ну очень горячие мужчины. (Смеётся.)

— Боитесь, что украдут?
— Нет, просто они любой жест воспринимают, будто он обращен только к ним. Многие артисты ездят туда — и всё в порядке, с ними ничего не происходит. Но у нас определенное амплуа, и каждый захочет, что называется, попробовать. Ну как это, дескать, — они приехали, и мы не сможем с ними познакомиться?

— А из-за вашей открытой сексуальности вас не преследовали люди с неуравновешенной психикой?
— Нет, к счастью.

— И ничего не случалось такого, из-за чего вы могли бы подумать, что это опасный путь, опасный имидж?
— Нет, в моей жизни ничего такого не происходило и, надеюсь, не произойдёт. Сейчас, мне кажется, я на верном пути — всё, что ни делаю, оборачивается для меня успехом. Вы знаете, говорят, что в жизни всегда появляются какие-то знаки, пророчащие успех или предостерегающие от неудач. Числа очень многое значат. У вас, скажем, есть счастливое число?

— Нет, наверное.
— А у меня восемь — счастливое число. Оно и в сумме моей даты рождения, и всегда по жизни мне встречается. Если в какой-то момент я не увижу это число...

— Смотрите: два столика — это восьмерка. Так что всё в порядке.
— Да, мы на верном пути. (Смеётся.) Но это так, самовнушение. Вообще, в жизни важно себя чувствовать уверенно, знать, что ты правильно поступаешь. Если какой-то внутренний протест существует, лучше подстраховаться. Например, я против полёта на самолете. Есть во мне какой-то внутренний страх, значит, мне это и не надо: поеду на поезде или пешком пойду...

— Судя по всему, влюбиться, — а вы сейчас, как говорите, девушка влюблённая, — было не страшно?
— Нет. Я давно ждала того единственного человека, который появится в моей жизни, и ради которого я буду готова на всё. Только не спрашивайте, на что!.. Но самое главное для меня то, что когда человек любит, он чувствует себя любимым всеми окружающими. И сам любит всех.

— Вы же суеверная — не боитесь так говорить? Ведь сколько проблем было у девушек из «ВИА Гры» с мужьями: Брежнева, Седокова...
— Могу сказать, что мне, наверное, повезло, мой избранник — человек понимающий. Он верит в мои чувства, я верю в его чувства. И мы друг другу ничего не запрещаем.

— Его не раздражают ваши бесконечные поездки, ночные выступления?
— Он скучает, естественно, и я скучаю. Но мы понимаем, что любим друг друга и никуда уже друг от друга не денемся.

— Когда контракт закончится — а это будет через три года — что начнется тогда? Тихая семейная жизнь, дети, домашнее хозяйство?
— Пока не думала об этом. Я не могу сказать, что завтра будет, а вы спрашиваете: через три года. Я сейчас живу, сегодня. А сегодня у меня всё отлично!

Смотрите также:


Комментарии: