fbpx

Мэтт Дэймон: О, счастливчик!

Поделиться:

У этого парня потрясающая интуиция. Профессия, лучший друг, любимая женщина — во всём-то Мэтт попал в яблочко...

Текст: Яна Шварц

Последняя пятилетка получилась у Дэймона ударной. И речь даже не о двенадцати картинах, в которых он снялся, а о грандиозных переменах, которые он «устроил». А мог ведь ничего и не делать! И жил бы себе спокойно — молодой, знаменитый, богатый... Обладатели перечисленных достоинств часто к этому перечню добавляют ещё и — свободный, что кажется вполне логичным. А вот Мэтт предпочёл стать семейным человеком. Ровно пять лет назад, 9 декабря 2005 года, он сочетался законным браком с женщиной по имени Лучана Барроза. С этого момента весь «гусарский набор» — винишко, картишки, интрижки — был предан забвению. Сначала Дэймон купил для семьи дом — большой, красивый, на живописном берегу океанского залива. (А раньше предпочитал жить на съёмных квартирах в нью-йоркском «муравейнике».) Потом отправился к знаменитому гипнотизёру Кэрри Гейнеру и с его помощью освободился от тяги к никотину. (До этого 20 лет курил по две пачки в день.) После чего, вероятно, решил: пора! И через 9 месяцев на свет появилась их с Лучаной первая дочь — Изабелла. Через два года вторая — Джиа. Сейчас, когда пишутся эти строки, супруга актёра донашивает третьего ребенка. Виват, Мэтт!

Ненавистные кубики

Его мать Нэнси всегда чувствовала, что из младшего сына выйдет толк. Чего нельзя было сказать о его отце. Правда, Кейт Дэймон не так часто виделся со своими детьми — он ушёл из семьи, когда Мэтту было 2 года, а его брату Кайлу — 5 лет. Но всё же время от времени встречаясь с мальчиками, родитель не находил в них никаких дарований, что и высказывал открыто. Возможно, таким образом он просто демонстрировал своё отношение к тем методам воспитания, которые практиковала Нэнси: мол, ты своими «штучками» всё хочешь сделать из них каких-то сверхтворческих людей, а они простые и незатейливые, как и полагается отпрыскам не хватающего звёзд с неба налогового инспектора. Под «штучками» подразумевалось проживание в «коммуне» и применение на практике неких педагогических приёмов, разработанных самой Нэнси. Она была специалистом в области дошкольного воспитания, преподавала эту дисциплину в колледже. Что не мешало ей исповедовать взгляды хиппи. Данью им и была «коммуна». Что она из себя представляла? Шесть семей в складчину купили дом, в котором и поселились, ведя совместное хозяйство и сообща воспитывая детей. Сам Мэтт об этом периоде своей жизни рассказывает скупо, но уверяет, что было здорово. Всё, кроме тех самых педагогических приёмов, «открытых» лично мамой.

Актёр рассказывал лишь об одном. Нэнси не давала им с братом никаких игрушек, кроме кубиков, потому что считала: игрушки «дезориентируют» ребёнка, отвлекают от природных способностей, мешают найти именно свой путь в жизни. «В результате мы эти кубики возненавидели, вспоминал актёр. — А чтобы хоть во что-то играть, стали наряжаться с братом во всякие одежды и разыгрывать сценки. Мы с ним раз 25 посмотрели тогда «Звёздные войны», вот этот фильм нас и вдохновлял». Вот так! Не было ли это первым шагом к будущим профессиям братьев? Кайл стал художником и скульптором, а Мэтт — звездой Голливуда. Так значит, Нэнси была права?.. Возможно. А вот Кейт, блудный отец, ошибался точно. Не удивительно, что сыновья, став взрослыми, предпочли с папой не поддерживать тёплых родственных отношений.

Нерадивый студент

Свой профессиональный выбор Мэтт сделал в том же году, когда выбрал и первого друга, — в 1978-м. «Я хочу быть актёром!» — сказал тогда 8-летний мальчишка матери. И она почему-то сей факт запомнила. История умалчивает, было это произнесено до или после знакомства с Беном Аффлеком. Кстати, последнему на момент судьбоносной встречи исполнилось всего 6 лет. Он с родителями только-только переехал в тот же город Кембридж (штат Массачусетс), где жили и братья Дэймон. Мальчишки познакомились, и теперь Мэтту было с кем на пару мечтать об актёрстве. Через несколько лет оба решили попытать счастья в конкурсе юных дарований, что проходил в Нью-Йорке. Родители посчитали это блажью и отказались финансировать поездку. Друзьям пришлось грохнуть об пол свои копилки. Мелочи едва хватило на два самых дешёвых билета до Нью-Йорка. Увы, на жюри конкурса юные провинциальные нахалы не произвели ровным счётом никакого впечатления. «Я до сих пор помню, как мы ехали обратно в Кембридж. Сидели друг напротив друга в поезде и старались не встречаться взглядами. А в горле стоял комок», — вспоминал Бен.

Несколькими годами позже мальчиков пригласили сняться в рекламе супермаркета и заплатили по 200 долларов. Но разве о том мечтали парни! Возможно, их убежденность в собственном актёрском предназначении дала трещину. Во всяком случае, Мэтт после школы поступил на отделение английского языка в Гарвардский университет, а Бен — в Вермонтский. Аффлек сбежал первым. В Нью-Йорк. Разумеется, чтобы стать актёром. А Дэймон продолжал тянуть студенческую лямку, но без всякого энтузиазма. «Я прогуливал, играл в карты. В общем, не был гордостью Гарварда», — рассказывал он журналистам.

Часто, наплевав на занятия, он ездил к Бену. Тот снимал маленькую квартирку в бедном квартале, бегал по кастингам и уже мелькал в каких-то массовках, рекламных роликах. Иногда Мэтт к нему присоединялся. И однажды — о чудо! — его пригласили сыграть крохотную роль в фильме «Мистическая пицца». В картине парень сказал всего одну реплику, но этот опыт возродил из пепла его мечту об актёрстве. Однако бросить университет Мэтт тогда не решился. И правильно! Потому что в противном случае и его, и Бена звёздные карьеры могли бы не состояться.

Раз — и Оскар!

На втором курсе для студенческого капустника Дэймона попросили написать забавный сценарий. Появилась идея: похохмить на тему взаимоотношений парня-балбеса и психолога, который направляет его на путь истинный. Дело оказалось увлекательным. Мэтт и друга приобщил к созданию этой безделицы. Однако по неизвестным причинам сценического воплощения она не получила, остались лишь черновики. Скорее всего, Дэймон просто ещё до капустника покинул университет (диплом Гарварда он всё же получил, но уже став известным актёром). Короче, друзья вновь соединились — и в своём стремлении к лицедейству, и в маленькой квартирке Бена. Им стали перепадать эпизодические ролишки, но перспектив всё равно не было. Тогда парни вспомнили про недописанный сценарий и решили доработать его для кино. Потратили на это несколько лет. Готовую историю стали предлагать кинокомпаниям, выставив условие — они оба должны сняться в будущей картине. Этот пункт и стал камнем преткновения. Сценарий нравился, а вот Мэтт с Беном — нет. Пока на рискованный шаг не решилась кинокомпания Miramax Films. На одну из главных ролей они, так и быть, утвердили Мэтта, на другую — Робина Уильямса. Бен сыграл роль второго плана. Дэймон так вспоминает первый съёмочный день: «У меня, как в романах, покатились слёзы по щекам. Четыре года мы писали этот сценарий, четыре года возлагали на него все наши надежды и вдруг услышали, как Робин произносит выстраданные нами фразы! Я искоса взглянул на Бена, он тоже стоял и плакал...» Вышедшая на экраны в 1997 году картина «Умница Уилл Хантинг» принесла Дэймону и Аффлеку «Оскара» (за лучший оригинальный сценарий) и достойные места на голливудском олимпе.

И жизнь покатилась по нужной колее.

Почти все картины, в которых потом снялся Мэтт, стали знаковыми — и «Спасти рядового Райана», и «Талантливый мистер Рипли», и «Братья Грим», чего уж говорить о трилогиях «Одиннадцать друзей Оушена» и той, что рассказывает о многотрудной жизни спецагента Джейсона Борна. «Идентификация Борна», «Превосходство Борна» и «Ультиматум Борна» сделали Мэтта мировой суперзвездой. И образ жизни он стал вести согласно статусу. Речь не о роскошных виллах и «пальцах веером» (в этом Дэймон никогда не был замечен) — речь о романах.

Бабник и сердцеед

Мэтт крутил их почти с каждой из своих партнёрш. Правда, признавался: мол, всякий раз бывал искренне влюблён. И в топ-модель Кару Сэндс, и в актрис Клэру Дэйнс, Патрисию Аркетт, Мини Драйвер... Последняя, говорят, прилюдно разрыдалась на вечеринке в честь новоявленных оскароносцев (после триумфа «Умницы Уилла Хантинга»), когда увидела, что с Мэттом кокетничает Вайнона Райдер. Предчувствие девушку, увы, не обмануло: бойфренд действительно вскоре сменил её на известную голливудскую сердцеедку. Роман с Райдер был у него, пожалуй, самым продолжительным из романов со знаменитыми красавицами — два года. Актёр даже переехал в её дом, как говорится, с вещами. Поговаривали о свадьбе. А потом на горизонте появилась другая сексбомба — Пенелопа Крус. Одним словом, создавалось полное впечатление, что Мэтт — бабник и вообще «разбиватель» сердец.

Впрочем, чужая жизнь — потёмки. Может, во всех этих историях страдающей стороной был как раз Дэймон? Во всяком случае, все эти лавстори со звёздными дивами подвигли его, однажды участвовавшего в «Шоу Опри Уинфри», заявить: «Я больше никогда не стану заводить отношений с женщинами-знаменитостями!» У Мэтта, кстати, было с кем их сравнивать — с некой безымянной голубоглазой школьной подружкой, потом ещё с одной девушкой, врачом по профессии, её имя он журналистам тоже не называл. Так уж вышло, что её и Мэтта жизнь развела по разным не только городам, но и штатам. Виделись редко, писали друг другу письма, но этого мало для сохранения чувств. В результате расстались, и она сразу вышла замуж за очень богатого рок-певца. Но Дэймон был не в претензии. Видимо, ощущал, что и врач, и актрисы с моделями — всё не то. Не было среди них женщины его мечты. Вот бы Мэтт удивился, если бы ему в те дни сказали, что таковую он встретит в образе скромной барменши одного из ночных клубов Майами!

Лучане Барроза на момент встречи было 28 лет. Аргентинка, смешивающая коктейли за стойкой бара, разведёнка с 5-летней дочерью на руках — не лучшая партия для звезды Голливуда. Так, наверное, считало киношное окружение Мэтта. Но он, умница, доверился сердцу. Два года ухаживал — как только может ухаживать парень, проводящий большую часть времени на съёмках. А потом сделал Лучане предложение...

Свадьба в канун Рождества

Буквально за несколько месяцев перед этим семейное счастье обрёл и друг Бен Аффлек, такой же ветреник и донжуан. Он женился на актрисе Дженнифер Гарнер. Готовящееся событие они как-то умудрились скрыть от журналистов — и обошлось без репортёров и шумихи. По примеру друга Мэтт с Лучаной расписались тайно — в мэрии одного из пригородов Нью-Йорка, в присутствии лишь дочери невесты — Алексии. «Мы знали, что всё получится не очень романтично, но дело было перед Рождеством, и вдруг перед церемонией пошёл снег, и всё сказочно преобразилось», — вспоминал тот памятный день актёр. Почти одновременно семьи друзей начали пополняться. Две девочки Бена и Дженнифер и две девочки Мэтта и Лучаны практически ровесницы. Друзья, кстати, оказались отменными отцами. Когда на свет вот-вот должна была появиться Изабелла, а роды были тяжёлые, Дэймон молился. «Я сказал Богу: забери что хочешь, только сохрани жизнь дочери и жене, — рассказывал он. — Роды закончились успешно, а через пару недель пришлось расплачиваться: в нашей нью-йоркской квартире случился грандиозный потоп. Это единственный мистический случай в моей жизни».

Дебют в роли отца совпал для Мэтта со съёмками в «Ультиматуме Борна». И он, который всегда стремился как можно больше трюков делать самостоятельно, а потому фанатично заботился о своей физической форме, стал ради дочки пропускать занятия в тренажёрном зале. «Изабелла, как магнит, тянет меня к себе. Мне хочется побыстрее закончить все дела и пойти домой, чтобы взять её на руки, поиграть с ней, послушать рассказы её старшей сестры Алексии о том, что они сделали за день. Из-за этого я и стал, как мне кажется, терять вид поджарого и вечно бегущего Борна», — оправдывался Дэймон перед журналистами. Наверное, он был к себе излишне строг: и в этой части трилогии его суперагент чертовски хорош и убедителен.

Через два года, когда родилась Джиа, Мэтт снимался сразу в двух картинах — «Меняющие реальность» и «Маргарет». К счастью, эти его новые герои уже не носились сломя голову, не дрались и не прыгали с крыши на крышу. А значит, Мэтт мог с чистой совестью жертвовать часами тренировок ради общения уже с тремя дочками. Да, в общем, уже и пора отцу большого семейства, которому 8 октября исполнилось 40 лет, переходить из героев боевиков в герои, скажем, мелодрам. Ему всё по плечу! Кстати, Мэтт всерьёз подумывает о режиссуре, а ещё о том, чтобы вновь засесть с другом Беном за сценарий. Идея уже года четыре (знаменательный срок!) вынашивается. Новая история, как однажды проговорился Дэймон, будет о друзьях-наркоманах...

Но сейчас для Мэтта, конечно, главное, чтобы Лучана без проблем родила их третьего малыша. Он не скрывает, что хотел бы сына. Смеётся: «Я со всех сторон окружён женщинами, и это, в общем, неплохо. Но будет лучше, если в семье появится ещё хотя бы один мужчина...»

Смотрите также:


Комментарии: