fbpx

Корнелия Манго: Африканская мечта

Поделиться:

Гремучая смесь горячих кровей всё-таки сделала своё «чёрное» дело. Дочка разных народов, она с мечтою о славе живёт. Поет, танцует, рисует. Такая нарисовалась — не сотрёшь. Слишком яркое пятно на сером фоне нашего шоу-бизнеса.

Беседовал Дмитрий Тульчинский

Корнелия Манго — тот ещё фрукт. Экзотический. Из провинциальной Астрахани приехала покорять столицу. Прошла «фабричную» обработку, акалилась. Теперь — практически живёт в телевизоре.

О своём нелегком пути к славе певица откровенно рассказала «Интервью».

«С отцом я познакомилась лишь в 18»

— Корнелия Манго: Моя мама — очень экстремальная женщина. Мне кажется, она до сих пор хиппи, потому что не расстаётся со своей банданой, ходит в ней везде и всюду. А в молодости вообще была жуткой бунтаркой. Первая в своём селе надела шорты, носила джинсы, — которые в провинции тогда в глаза никто не видел. Боролась за права африканцев в СССР, с лозунгами ходила по Астрахани, — за что её чуть в тюрьму не посадили. Быть обычной, среднестатистической ей страшно не хотелось. И понятно, что рядом с такой девушкой не мог быть простой рядовой мужчина...

Мои родители познакомились в студенческой компании. Она училась на врача, он, выходец из Гвинеи-Бисау, — на судостроителя. Встречались очень долго, около трёх лет, потом решили пожениться. Понятно, что их отношения воспринимались далеко не однозначно, порой откровенно враждебно. Но мама, и без того уже привыкшая к косым взглядам, старалась не обращать на это внимания. Она и меня с самого детства учила быть сильной, не замечать насмешек и злословия, — может, как раз поэтому сейчас я абсолютно не страдаю от комплексов и совершенно искренне могу сказать, что у меня всё хорошо и я ничего не боюсь.

Мама тоже не испугалась остаться одной с крохотным ребёнком на руках, когда папа, закончив вуз, уехал в Португалию. Жить в России он не хотел, — впрочем, как и подавляющее большинство африканцев. Русские женщины, которые выходят замуж за африканцев и хотят сохранить брак, должны быть готовы к тому, что придётся последовать за мужчиной. Однако если женщина свободолюбивая, независимая, сильная, — конечно, она может взбунтоваться и сказать: никуда не поеду. Так, собственно, и произошло с моей мамой. Несколько раз папа присылал нам приглашения, она все раздумывала: ехать — не ехать. И когда третий раз пришел вызов, и мама на него никак не отреагировала, папа решил жениться вторично. Впоследствии у него родилось двое детей.

Детских воспоминаний об отце у меня практически не осталось. Уехал он, когда мне едва исполнился год, потом видела его в шесть лет, когда ненадолго он приехал к нам в гости. Но на моём отношении к отцу это никак не сказывалось — я всё равно была уверена, что папа у меня самый лучший, что он меня любит и всегда будет ждать, — так мама настраивала. И он нам звонил, писал. То есть в любом случае я знала, что папа у меня есть. Но познакомилась я с отцом лишь в 18, когда поехала к нему в Португалию.

Неловкая, прямо скажем ситуация. И довольно странные ощущения. Передо мной стоял взрослый дяденька, с которым я вроде бы созванивалась, общалась. Но, по сути, — не знала вовсе. Да и вёл он себя не как папа: не обнимал, не целовал меня. Видно было, что стеснялся, а то и побаивался. Немудрено: ждал дочку, а приехала взрослая девушка.

Только через год я утвердилась в мысли, что мой папа — самый замечательный, самый прекрасный человек на свете...

«В Португалии поняла, что я не одна такая»

В детстве иной раз задумывалась: почему я такая, почему не похожа на всех вокруг? Порой даже в голову приходила крамольная мысль: а, может, мама взяла меня из детдома? Ведь внешне я — вылитый папа, а до 15 лет и характер был его: замкнутый, молчаливый. У меня были очень короткие волосы — стригли практически под мальчишку, ходила в широких рэперских штанах и рубашках, слушала соответствующую музыку, рисовала картины. И ни с кем не разговаривала, ни с кем не дружила.

Ровно в 15 лет меня почему-то прорвало — я превратилась в активную, яркую, сильную девушку. Правда, о парнях ещё долго не помышляла. Первый раз поцеловалась я в 18 — с каким-то татарским мальчиком из моего двора. Теперь смешно вспоминать, а тогда, честно говоря, ощущения были не из лучших. Это было слюняво, очень не вкусно. К тому же мы стукнулись носами, а в следующее мгновение мама выглянула с балкона и закричала: «До-о-мой!»

Но через две недели я поехала в Португалию и увидела просто другую жизнь. Люди — все такие же, как я. Музыка повсюду африканская: весёлая, позитивная. Жарко, все улыбаются, никто не злится. Я не видела косых взглядов, никто, глядя на меня, не говорил: ой, какая она толстая. Или: ой, какая она чёрная. Все смотрели на меня: ох, какая красотка! Мне заплели тогда первые косички, надели в голову приходила крамольная мысль: а, может, мама взяла меня из детдома?

Мне заплели тогда первые косички, надели яркую одежду. И тут до меня дошло: стоп, а ведь я реально красивая, взрослая девушка, которая нравится парням! Дальше — больше: я почувствовала, что и мне нравятся парни-мулаты, африканцы — это же так интересно! А ещё поняла, что у меня в Португалии огромная семья, — многие родственники специально туда приехали, чтобы посмотреть на меня. Познакомилась с братом и сестрёнкой, которые абсолютно не разговаривали не то что по-русски, а даже по-английски — мне пришлось выучить португальский, чтобы с ними общаться. Первое время с сестрой были ужасные отношения, она жутко ревновала меня и к братишке, и к папе, и к тому, что все так сильно меня любят. Но через какое-то время мы стали лучшими подругами — все дни напролёт проводили вместе: тусовались, ездили на океан, отдыхали.

Тогда мне жутко захотелось там остаться, но я не могла — училась в колледже. Через два года, когда уже закончила учебу, решила: всё, теперь точно переезжаю. Но. Тут я прошла кастинг на «Фабрику звёзд». И всё... Какая там Португалия! Нет! Я хочу быть певицей! Это так здорово — я буду петь!

Да, в Португалии всё по-другому, там совершенно иная жизнь. Но если б осталась тогда в Лиссабоне, мне пришлось бы устраиваться на завод, трудиться изо дня в день с утра и до позднего вечера. Все мои родственники так живут. Они даже не представляют, как это — петь и зарабатывать деньги. Папа мой долго смеялся, когда на вопрос: «Чем ты зарабатываешь на жизнь?» я ответила: «Пою». «Что это за работа такая — петь!» — он даже упал со стула в приступе хохота. Только когда его дети показали мои ролики в YouTube, понял, что Корнелия Манго — действительно звезда в России, и посмотрел на меня совсем другими глазами.

«На «Фабрике» были психозы у всех»

В Москву я попала не случайно. В голове занозой сидело: все, я уже взрослая, хочу съездить в столицу, посмотреть, — это же так интересно. Мы с мамой приехали, уже через два дня у нас кончились деньги, нас выкинули из квартиры, которую мы снимали. И тут я сказала: «Мама, уезжай, а я хочу остаться, — думаю, у меня всё получится». Не было ни жилья, ни работы, ни денег. Ничего вообще не было, но я твердо решила жить в Москве.

Первым делом сняла номер в гостинице при РУДН, — она оказалась самая дешёвая. Там провела два дня. Потом поняла, что вечно так продолжаться не может, надо собраться с мыслями, и... со случайной знакомой пошла тусить в клуб. Стала танцевать — меня сразу заметил арт-менеджер, пригласил на кастинг танцовщиц. Я пришла, начала там петь, — и мне тут же предложили стать резидентом клуба. А через несколько дней мама позвонила из Астрахани: «Ты знаешь, у вас там начинается „Фабрика звёзд“». У меня намечалась какая-то ночная работа, я отмахнулась: «Ой, мам, не пойду». Но, поразмыслив немного, решила, что надо ехать. Какое-то внутреннее предчувствие появилось, даже уверенность в том, что обязательно пройду.

К девяти утра я приехала туда, где проводился кастинг. Стояла нереальная жара, на всю улицу громыхала жутко весёлая музыка. Я заняла очередь, которая извивалась огромными кольцами, а сама, надев самую яркую одежду, вышла на площадь перед Звёздным домом и стала... танцевать. Спустя какое-то время меня, танцующую, заметили сверху, корреспондентам дали команду взять у меня интервью. Те в свою очередь сообщили своему начальству, что есть девочка-мулатка, которая хорошо говорит и может на камеру что-то интересное рассказать. На меня повесили какой-то бейдж, с ним я прошла ещё на сто человек вперед. И к шести вечера всё-таки попала в Звёздный дом.

На прослушивание запускали по восемь претендентов. Нашей «восьмерке» нужно было исполнить какую-то песню «ВИА Гры» — я её не знала: стала импровизировать в джазовом стиле, голосовыми руладами перекрывая всех остальных. Одна и осталась из той «восьмерки». Потом всех повели к психологу, начали спрашивать: «Чего вы хотите от „Фабрики“?» Большинство ребят невнятно что-то мямлили: мол, выступать на сцене. А я чётко знала, чего хочу. Сказала: «Я хочу выступать с Бейонсе, хочу выступать с Алишией Кис, хочу познакомиться с Ларисой Долиной. И я буду стоять на этой сцене — хотите вы того или нет». Конкуренция меня не волновала, я понимала, что ярче всех, сильнее всех. Неважно, кто в итоге занял первое место, самое главное — кто остался после проекта. А остались единицы — на пальцах одной руки можно пересчитать.

Но в самом Доме, конечно, было непросто: отсутствие окон, вечные психозы одной из участниц — всё это порядком действовало на нервы. Меня тоже в какой-то момент «накрыло». Что, в общем, неудивительно: когда много работаешь, сильно устаёшь, не высыпаешься, — срывы неизбежны. В середине проекта психозы начались буквально у всех, и я тоже стала плакать — от усталости, от безумного желания наконец выспаться по-человечески. Но самое тяжёлое — это, наверное, вечные стычки с Настей Приходько. Она всячески оскорбляла меня, обзывала, что-то говорила про то, что «не место тебе здесь, в России», — в общем, несла какой-то бред. Мне было совершенно непонятно, чего она добивается, почему срывается только на меня. И в какой-то момент я, — в общем-то очень спокойный человек, — просто не выдержала. Мы были в длительном гастрольном туре, усталость накопилась страшная. Короче говоря, так мне Настя надоела, так меня достала, что я взяла бутылку Red Bull и пульнула ей прямо в башку. Слава богу, Настя отскочила, и я не попала ей в голову.

Все ребята были на моей стороне, многие говорили: «О, круто — ты единственная, кто смогла хоть что-то с ней сделать». Потому что Настя столько выходок себе позволяла, и никто не мог ей слова сказать. Константин Меладзе, когда я ему позвонила и сказала: «Знаете, я немножечко потрепала Настю Приходько, — ничего страшного?», ответил: «Она жива? Ну и хорошо». И после этого она от меня отстала. Теперь Настя живёт своей жизнью в Киеве, я — в Москве. Мы не сталкиваемся, не общаемся. И я искренне желаю ей только добра и счастья, — тем более, у Насти сейчас есть ребёнок, и наверняка она изменилась в лучшую сторону.

«Вы просто не знаете, что такое африканский брак!»

Все мои романы были какие-то несерьёзные, больше двух месяцев ни с кем не встречалась. Не доверяла никому, почему-то всегда казалось, что молодые люди меня используют. В этом плане от других отличался роман с Марком Тишманом, который был у нас на «Фабрике». Тоже, конечно, легкомысленные отношения, больше дружеские — как для меня, так, наверное, и для него. Мы не задумывались ни об общем доме, ни о свадьбе, ни о детях — просто весело проводили время. Но с этим человеком мне было очень интересно общаться — всё-таки взрослый, умный: он меня поддерживал, помогал как мог.

После «Фабрики» начались не самые лёгкие времена: с работой были сложности, я снова подумала про Португалию. И в этот момент познакомилась с моим молодым человеком Иваном. Это произошло на «Евровидении-2009»: мы сидели вместе, что-то обсуждали, разговаривали. Ваня показался мне безумно интересным человеком, — помню, в тот же вечер я взяла у него номер телефона. Хотя дружила тогда с другим мальчиком, тоже мулатом — мы встречались, вместе гуляли, держались за ручки, целовались. Но в какой-то момент я поняла, что мне не интересен тот парень, который находится рядом со мной, — мне интересен Иван. Потому что он взрослый, он умный, с ним можно разговаривать на любые темы: он разбирается в музыке, в живописи, в искусстве. Во всём практически. Интеллект — главное, что привлекает меня в мужчинах. Какой у них цвет кожи — без разницы. Другое дело, что чисто физически мне больше импонируют африканцы — они высокие, накачанные, подтянутые. У них нет огромных животов. То есть, несмотря на то что сама я полненькая, мне не нравятся толстые мужчины, — мне нужно, чтобы рядом со мной был именно мужик: сильный, уверенный в себе, надёжный...

Мы с Ваней долго дружили: общались, гуляли, разговаривали. Только через полгода наши отношения стали по-настоящему близкими, мы даже решили жить вместе. Но меньше чем через год всё-таки разъехались по разным квартирам. Двум творческим людям, как я поняла, сложно жить вместе. Мы всё время мешали друг другу: ему хотелось битбоксить, сочинять свои песни; мне в это время — петь, рисовать. Наш разъезд ни в коем случае не точка в отношениях — напротив, мне кажется, мы идеально подходим друг другу: по-прежнему встречаемся, строим совместные планы. Для нас, наверное, оптимальный вариант — большой дом со множеством комнат, где в нужный момент можно разбежаться по разным углам. Когда-нибудь такой у нас будет. А пока... А пока мы ссоримся, миримся, переживаем целую гамму чувств. Бывает, что находимся буквально в шаге от разрыва.

Помню, как-то на ужин приготовила ему нереально вкусную курицу, запечённую с овощами. Потом мы поругались очень сильно. Я поднесла тарелку к его носу, спросила: «Хочешь?» Говорит: «Да». «А теперь, — сказала я, — ты ее не получишь», — и выбросила эту курицу с пятого этажа. Потом только подумала: «Боже мой, зачем я так поступила?»... Но это оттого, что мы оба очень эмоциональные, взрывные.

В России итальянский брак считается верхом экспрессивности, но вы просто не знаете, что такое африканский брак. Это сумасшедшие отношения, в которых от страсти до ненависти один шаг, и нам всё время приходится сдерживать себя, чтобы не устроить друг другу скандал. Скажем, жутко я обиделась, когда он мне сказал: «Ты потолстела на 10 килограммов! Ты что?! Хочешь, чтобы я остался с тобой?!» В тот момент возненавидела его так, что просто убить была готова. С другой стороны, если женщины в России привыкли, что им дарят цветы раз в год на 8 марта, то Ваня мне приносит их каждые две недели — независимо от того, есть праздник или нет. Однажды приехала с гастролей жутко уставшая, — а у меня вся квартира усыпана розами. Это был просто шок. Ещё и потому, что Ваня очень брутальный, такой мужик с большой буквы «М», — он занимается боксом, борется, у него по две тренировки в день. И вроде бы такой не может быть романтичным. Но самое приятное в этой ситуации то, что никому до меня он цветов не дарил. Да и те слова про лишние 10 килограммов со временем я переосмыслила. Потому что это был прекрасный толчок для того, чтобы похудеть, и сейчас я вешу на 20 кг меньше. Думаю, в первую очередь это заслуга Ивана.

«Знаю, что всё у меня будет хорошо»

Сейчас в моей жизни многое происходит — я записываю новые песни, участвую в телешоу, пишу картины, устраиваю выставки. Нет, я не чувствую себя звездой, подобными мыслями голову не засоряю. Просто строго иду к своей цели. Хочу, чтобы мои песни все знали, любили. Чтобы повсюду: на всех радиостанциях, на всех телеканалах — они звучали. Чтобы люди напевали их, танцевали под них. Хочу, чтобы целый стадион пел мою песню с зажигалками в руках. Такое уже происходило на «Фабрике», но то была не моя личная победа. А теперь я хочу добиться всего сама, и думаю, что моя мечта обязательно сбудется — дело времени. Только год, как я ушла от продюсера. Константин Меладзе — очень хороший человек, адекватный, — отпустил меня без проблем. И я безумно благодарна ему за то, что он поверил в меня, дал мне шанс. Но сейчас я уже работаю одна, сама себе продюсер, и мне безумно это нравится. Я не жду помощи от какого-то дяденьки, который всё за меня сделает. Наверное, в каких-то моментах ошибаюсь, делаю что-то неправильно. Зато учусь на собственных ошибках: наступаю на грабли и иду дальше. У меня есть новая песня, там такие строчки: «Ты же знаешь, завтра будет лучше, чем вчера». И я знаю, что всё у меня будет хорошо. Если сейчас не получилось, завтра обязательно получится. Надо только верить...

Смотрите также:


Комментарии: