fbpx

Валерия Ланская: Гостья из прошлого

Поделиться:

О ней стали говорить ещё пять лет назад, после мюзикла «Монте-Кристо». Вот, мол, новая готовая звезда: юна, прелестна; а как поёт, а как танцует! Однако девушка с красивым именем Валерия и звучной фамилией Ланская в звёзды не спешила. Посвятила себя театру, не стремилась любой ценой попасть на ТВ. Её мечты и сейчас далеки от шоу-бизнеса. И всё-таки она попала в звёзды. Даже в «Две звезды»...

Валерия ЛанскаяБеседовал Дмитрий Тульчинский

— Лера, начнём с «Двух звёзд». Ваш дуэт с Денисом Клявером у многих вызывает удивление. Мол, по какому принципу сформирован: кто профессиональный вокалист, кто любитель — не поймёшь.
— Да нет, про себя могу сказать, что никогда вокалу не училась. Да, пою в мюзиклах, но я самоучка, у меня нет школы. Поэтому я не считаю себя профессиональной певицей. Это просто опыт, может быть, какое-то чутьё. В отличие, например, от того же Глеба Матвейчука, у которого консерваторское образование по вокалу.

— Но в мюзиклах вы поёте давно, и проект «Две звезды» абсолютно ваш. Почему до сих пор не участвовали?
— Не знаю, это вопрос к Первому каналу. Меня позвали в этот раз, я с радостью согласилась. А прежде участвовала в «Ледниковом периоде» несколько лет подряд...

— Понятно, вы же и фигурным катанием в своё время занимались. Но когда смотрели «Две звезды», не думали: на её месте должна быть я?
— Не могу сказать, что следила за программой и смотрела прямо все-все выпуски, но что-то видела и, конечно, думала о том, что неплохо было бы поучаствовать. Когда позвали, сразу согласилась. Хотя должна сказать, что далеко не всё проходит так уж легко и гладко. Во-первых, категорически нет времени: сейчас очень много съёмок и спектаклей, репетировать просто некогда. Сложность есть и в подборе репертуара, потому что мы с Денисом работаем в совершенно разных жанрах, у нас очень разные диапазоны, и сложно подобрать репертуар так, чтобы было комфортно и нравилось обоим. Но в любом случае интересно. Ищем компромиссы какие-то: где-то он мне уступает, где-то я ему.

«Не могу без театра»

— Мюзикл «Монте-Кристо» вышел почти пять лет назад, и уже тогда о вас говорили как о восходящей звезде. Потом были другие мюзиклы, «Ледниковый период». Однако такое ощущение, что своей в шоу-бизнесе за эти годы вы так и не стали.
— И слава богу. Если бы активно занялась шоу-бизнесом, не было бы времени на театр. А везде по чуть-чуть — это неправильно. Мне кажется, если уж заниматься чем-то, то по полной программе: добиваться каких-то результатов, двигаться вперёд. Я с пяти лет в театре, без театра не могу — это мой дом, я этому училась. Это просто моё.

— Но шоу-бизнес раскручивает имя, даёт популярность. Вы к этому не стремитесь?
— Той же популярности можно достигнуть за счёт съёмок в хорошем кино, сериалах на телевидении. По крайней мере, для того, чтобы играть в театре, этого будет достаточно — чтобы люди знали, узнавали, приходили на мои спектакли, на моё имя. Какие-то проекты, типа «Двух звёзд» и «Ледникового периода», тоже популяризируют. Конечно, интересно попробовать себя в разных сферах, но прямо концентрироваться на телевидении или на шоу–бизнесе мне бы не хотелось, потому что я боюсь потерять свою основную профессию.

— Но фильмов у вас тоже не так много, только в последние два года стали активно сниматься.
— Не соглашусь с вами. В кино я работаю нон-стоп, с 2005 года перехожу из проекта в проект. Был один только период, когда я совсем ушла в театр на полтора года. Просто появилось много интересных проектов, от которых не хотелось отказываться, и надо было выбирать — совмещать было абсолютно невозможно. Как только стало чуть легче, снова пошли съёмки.

Валерия Ланская— А почему из Театра Луны ушли?
— Ну, хочется как-то развиваться, двигаться дальше. А семь лет играть один и тот же спектакль не слишком интересно, тем более когда есть такие заманчивые предложения. Я очень благодарна Театру Луны. После работы в «Сатириконе» для меня, конечно, это был прорыв и шаг вперед, — потому что Проханов сразу дал мне главные роли. Но когда предлагают играть Мерседес на огромной сцене Театра оперетты, Княжну Тараканову, «Зорро»... А успеть всё невозможно, потому что спектакли каждый день, плюс кино. И сил на то, чтобы седьмой год подряд играть в Луне, к сожалению, уже не было. А ведь я ещё открыла свой театральный творческий центр и делаю свои спектакли. И на это тоже уходит много времени и сил.

— Да, я знаю, вы сделали уже два спектакля. Почему вдруг возникло такое желание? Для собственного театрального проекта у вас ещё слишком нежный возраст.
— Я давно мечтала об этом: хотела сделать что-то своё, ни от кого не зависеть, собрать команду людей, в которых уверена. Потому что, работая в разных проектах, я всё время расстраиваюсь, когда вижу непрофессионализм. Это неизбежно, к сожалению. Есть, разумеется, и очень профессиональные люди, но они, так скажем, не в большинстве. А так я знаю, что вот этот совершенно точно сошьёт хорошие костюмы, этот сделает сценографию потрясающую. Композитор музыку напишет, актёров не надо будет заставлять приходить вовремя — все придут, будут готовы и сыграют на сто процентов. А это возможно, только когда сделаешь что-то своё и соберёшь свою команду.

— Слышу, в голосе у вас появились стальные нотки. Получается руководить, командовать?
— Конечно, приходится, но я стараюсь всё решать полюбовно, даже если возникают какие-то проблемы. Честно говоря, мне тяжело ругаться, я очень неконфликтный человек. Если случаются какие-то нехорошие ситуации, жутко переживаю. Знаю, что есть масса людей, которые воспринимают такие моменты вполне нормально, не подключаются эмоционально: выругались, «построили» – едем дальше. Я так не могу. Если ругаюсь, то отдаю всю себя, нервничаю, расстраиваюсь, плачу дома. Поэтому стараюсь со всёми сохранять хорошие отношения, окружаю себя положительными, позитивными людьми, которые просто любят свою работу и делают её хорошо. Хотя, конечно, приходится и выяснять отношения, и кого-то «строить», и ставить какие-то условия...

«На отца я не в обиде»

— Внешность у вас романтическая, ангельская, я бы даже сказал. Многие не воспринимают всерьёз?
— Да нет, не думаю. Люди же судят не столько по внешнему виду, сколько по работе. Если видят, что я чётко делаю то, о чём говорю, что меня слушается моя команда, — и отношение появляется соответствующее. Мне всё-таки кажется, что человека характеризует его дела, а не внешность.

— А деньги свои вкладываете?
— А-а… 50 на 50, так скажем. Есть спонсоры, но и своих приходится вкладывать очень много.

— Это же риск большой.
— Безусловно. И пока, конечно же, я ничего не вернула. Но надеюсь, что в будущем всё оправдается. Всё-таки, чтобы зарабатывать, надо вложить очень много в рекламу, — чтобы люди узнали о том, что есть такой проект, начали ходить. Пока проект не знают, никакой прибыли не будет. То есть замкнутый круг. Поэтому сейчас я в поиске каких-то дополнительных спонсоров, чтобы можно было вложиться в рекламу.

Валерия Ланская— Для того чтобы сделать первый спектакль, вам пришлось что-то продавать: квартиру, машину?
— Нет, с первым спектаклем ушла в ноль, слава богу... Пять лет я искала людей, которые могли бы помочь в реализации проекта, пять лет носилась с этой инсценировкой. Всё, что зарабатывала, я вкладывала в свою жизнь: в родителей, в сестру, в строительство дома. То есть лишних денег не было совершенно, я их искала на стороне и нашла. А со вторым проектом получилось куда сложнее. Всё-таки первый был более камерный, всего на пять актёров, и драматическая история — это Лев Толстой, «Воскресение» — никаких глобальных декораций, все переносные. Затраты были только на музыку и зарплаты артистам...

— Во втором проекте аппетиты возросли?
— Второй — музыкальный спектакль с большим количеством артистов, плюс у меня ещё участвовало много детей, которые приехали из разных городов. С детьми — была разовая акция, в дальнейшем будут участвовать только взрослые актеры, 15 человек. Но у меня огромная команда постановщиков, очень много костюмов, переодеваний, плюс авторские права на музыку, на название... В общем, серьёзная история.

— Сестру привлекаете к работе?
— Она помогает по мере возможностей — с декорациями, с костюмами; советами какими-то. Но сестра сейчас учится на первом курсе института...

— Но она ведь сама актриса и снялась уже в ряде фильмов. Могли бы наладить семейный бизнес.
— Может, в будущем так и будет.

— Настя начала сниматься в кино даже раньше вас. Не было какой-то сестринской ревности?
— Ой, ну что вы! Я наоборот делала всё от меня зависящее, чтобы ей помочь, чтобы она двигалась вперёд. Нам делить-то нечего, у нас большая разница в возрасте и мы разные очень, с разными амплуа. Но я думаю, она дальше пойдёт — окончив театральный, поступит ещё на режиссуру. Мне почему-то так кажется. У неё очень хорошие режиссёрские мозги, чего мне как раз не хватает.

— А почему, кстати, у вас фамилии разные?
— Настя взяла фамилию мамы, а я — бабушки. Не знаю, как-то так получилось. Раздаются, конечно, подобные вопросы, но меня они не очень напрягают. Это наше решение — мы так хотели, нам так больше нравится. Тем более что фамилии обе красивые.

Валерия Ланская— У вас не так давно ещё одна сестрёнка родилась, верно?
— Да, в Америке. Чудесная девчонка растёт, ей недавно четыре года исполнилось. Каждые полгода езжу туда, общаюсь с ней. И я очень рада, что у папы там семья, что у него всё хорошо...

— А на папу обиды не осталось?
— Нет, что вы! Вообще нет. Мне кажется, что родителей лучше видеть счастливыми по отдельности, чем в постоянном конфликте вместе. Да нет, всё прекрасно. В своё время они очень грамотно мне всё объяснили, и у меня никогда не было ни обид, ни психологических травм. Когда родители разошлись, мне было 4,5 года. И потом папа ещё долго жил в Москве, мы виделись, общались. Когда уехал в Штаты, я начала к нему ездить. Мы всё время созванивались, переписывались. Поэтому никаких проблем.

— Не самый удачный опыт родителей не мешает вам в личной жизни?
— Да нет, никак не мешает.

— Однако, кого бы СМИ ни записывали в ваши женихи, под венец вы не спешите.
— Сплетен очень много. Писали даже про Илью Авербуха, — а я знаю его с детства и не могу представить иначе, кроме как другом семьи. У меня мама тренер по фигурному катанию, они с Ильёй очень хорошие друзья. И мама его правая рука, во всех проектах они работают вместе.

— Самые продолжительные отношения у вас были с Антоном Калюжным, вы уже готовились к свадьбе. Почему вдруг всё сорвалось?
— Да разные бывают ситуации в жизни — мы просто поняли, что не совсем подходим друг другу. И это было наше совместное решение, так что никаких обид друг на друга нет. Разошлись где-то полтора года назад, а этой осенью я ездила к нему на фестиваль со своим спектаклем «Спасённая любовь», и мы абсолютно нормально общались, без проблем.

Валерия Ланская— Антон — фестивальный продюсер. А на актёров вы смотрите как на мужчин или они для вас, как и для многих других актрис, бесполые существа?
— Нет, не бесполые. Все разные, и мне кажется, неправильно грести всех под одну гребёнку. Есть и бесполые, и самовлюблённые. Есть и прекрасные люди, интересные мужчины — почему нет? У меня в этом плане нет никаких табу.

— Но вы, так понимаю, своё будущее связываете с человеком творческой профессии?
— Ну конечно — чтобы говорить на одном языке. Очень важно, когда люди понимают друг друга. Когда нет вопросов: почему, например, я могу подорваться в три часа ночи, почему работаю в таком режиме? Мне кажется, нетворческий человек этого не поймёт. Даже если будет говорить, что понимает, всё равно рано или поздно сорвётся.

— Антон тоже не понимал?
— Всякое было. Но я не хочу вдаваться в подробности, это личная жизнь.

«Не люблю современную эстраду»

— Для первого спектакля своего театрального центра вы выбрали «Воскресение», сыграли Катюшу Маслову. Это говорит о том, что девушка вы не слишком современная?
— Да, я себя такой и ощущаю. Мне и музыка нравится несовременная, и кино несовременное. Я немного, наверное, из прошлого со своими идеалистическими взглядами.

— А какие идеалистические взгляды более всего мешают вам в жизни?
— Я перфекционист и стараюсь работать по максимуму, добиваться каких-то результатов. Если делаю спектакль, там должно быть всё идеально, и какая-то накладка заставит меня жутко нервничать. Если в кино работаю в полную силу, приезжаю вовремя и со знанием текста, то мне кажется, я вправе ждать такого же отношения от моих коллег и работников других цехов. Но чаще всего происходит, увы, не так.

— Сейчас время всеобщей халтуры?
— Очень много непрофессионалов сейчас. К сожалению, так складывается. Причём, в разных сферах: гримёры, костюмеры... Такое ощущение, что приводят своих знакомых, родственников. Вроде: ну что там гримёру делать-то? Подумаешь, кисточкой повозить — чего, не справишься, что ли? Сама же себя можешь накрасить — что, актёра не накрасишь?.. Ну ёлки-палки, это жутко расстраивает.

Валерия Ланская— Актёров «современных» такие вещи не больно-то трогают. Многие и сами привыкли брать не качеством, а количеством, прыгая из одного проекта в другой.
— Мне кажется, можно успевать многое и при этом нормально работать, если всё делать честно. Но просто не все к этому так относятся, считают: а, сериалы — чего там, Господи, одной левой. Таких много, правда.

— Тяжело быть перфекционисткой в вашей профессии?
— Тяжело сдерживаться иногда. Потому что начинаешь раздражаться, когда что-то не получается не по твоей вине. Пытаешься исправить и понимаешь, что это невозможно — всё равно какие-то накладки происходят, потому что кто-то где-то чего-то недосмотрел.

— В чём ещё несовременность ваша проявляется?
— В тех же «Двух звёздах» сейчас столкнулась с тем, что не совпадаю с Денисом Клявером в музыкальных вкусах. На первом же эфире я сказала, что не очень люблю современную эстраду — Игорь Матвиенко был не очень рад этой реплике. Но я не хочу притворяться. Зачем мне говорить о том, чего нет, — что я люблю группу «Чай вдвоём». Просто чтобы сделать приятное Денису? Я хорошо к нему отношусь как к творческой единице: сейчас его узнала, он действительно очень талантливый, способный человек. Играет и на гитаре, и на трубе, и на фортепиано шикарно. Он очень музыкальный. Да, у нас разные вкусы, но это не страшно — я его очень зауважала, правда. А то, что к нашей эстраде много вопросов... Ну у меня такое мнение. Мне больше нравится наша старая советская эстрада — сколько творческих единиц было, потрясающих исполнителей, артистов. Которые действительно умели петь. Не просто: вышел и спел в микрофон, а именно вкладывая душу, придумывая и исполняя какие-то незабываемые номера. Сейчас, к сожалению, таких очень мало.

— То есть несовременность ваша даёт о себе знать только в профессии, обыденной жизни не касается?
— Ну, конечно, я живу здесь и сейчас, пользуюсь всеми благами. Но если говорить о глобальных целях, они тоже у меня, быть может, не слишком современные. Я понимаю, что семья — это, конечно, самое главное в жизни. И как бы ни любила свою профессию, когда появятся муж и дети, даже не будет стоять вопрос: бросать или не бросать работу. Конечно, если будет нужно, я брошу ради семьи всё... И всё-таки очень надеюсь, что бросать не придётся...

Смотрите также:


Комментарии: