fbpx

Галина Преображенская: Магия романса

Поделиться:

С заслуженной артисткой России, заслуженным деятелем искусств РФ, создательницей международного конкурса «Романсиада» Галиной Сергеевной Преображенской мы встретились в Доме Романса на улице Берзарина.

Галина Преображенская

Беседовала Анна Гоголь

Хоть и в привычной, практически домашней обстановке, но моя собеседница казалась очень взволнованной. Причина была более чем уважительная: очередная, семнадцатая «Романсиада» приближалась к финалу, а в это время полным ходом шла подготовка к грандиозному концерту «Звёзды Романсиады в Кремле».

— Галина Сергеевна, с чего начиналась «Романсиада»?
— Конкурс «Романсиада» я создала в 1996 году, и это не было случайностью. Я много гастролировала в то время по стране, и концертная практика показала, что романсу, как и любви, «все возрасты покорны». Мне захотелось, чтобы молодые исполнители подхватили романс, развили, обогатили его чем-то новым, современным. Первым лауреатом «Романсиады» стал Коля Басков, и дальше каждый год конкурс открывал всё новые имена среди творческой молодежи. Сейчас наши лауреаты поют практически на всех сценах страны и мира. В Театре Оперетты полтруппы — это наши «романсиадцы», в музыкальном Театре Станиславского —тоже. Наши лауреаты есть в Большом театре, в «Новой опере», в «Геликоне», в Вене, в Линце, в Дюссельдорфе, в Берлине... И даже в «Метрополитен-опере» и «Ковент-Гарден» — тоже «наши»: Марина Поплавская, звезда, одна из первых величин оперной сцены сейчас — это обладатель гранпри «Романсиады» 2004 года.

— Как вы думаете, в чем сила романса, почему он «цепляет» всех?
— В огромной доле искренности, душевности. Даже дилетантский романс, немножко смешной, наивный — «Наш уголок я убрала цветами, а вы, вы всё не шли», — зачастую с примитивными гармониями и простеньким аккомпанементом, но в нём всегда есть чувство, которое всем понятно. Каким бы ни был человек, всегда наступает момент, когда ему хочется ласки, нежности, понимания. Первое сильное чувство, материнство, первая потеря, разлука и ожидание... А романс — это отклик, это попадание в сердце и по форме, и по содержанию. Кроме того, он очень разнообразен по своим жанрам и стилям, каждый найдет себе романс по душе. Я, например, обожаю Прозоровского, у него есть настоящие шедевры — «Вернись», «Караван», «Плачет рояль». Из современных, конечно, Андрей Павлович Петров — в его знаменитом музыкальном прочтении стихотворения Беллы Ахмадулиной «А напоследок я скажу» вся квинтэссенция романса.

— Насколько я знаю, идея создания Дома Романса возникла в 2000 году, но открылся он лишь в 2011-м. Это был трудный путь?
— Да, и он продолжается до сих пор. В 2000 году я стала инициатором обращения в Правительство Москвы с просьбой выделить помещение для «Романсиады». Мы собрали подписи многих людей, деятелей искусств. Нашли чудесное место — разрушенную старую дачу на берегу Москвы-реки в Серебряном бору. Было выпущено Постановление о передаче этого места для создания Дома Романса, но очень быстро стало ясно, что Серебряный бор — не для нас, там живут даже не миллионеры, а мультимиллиардеры, и каждый сантиметр земли там безумно дорог. Четыре года эта идея пробуксовывала, а потом Управление культуры нашего Северо-Западного округа, где я давно живу и тружусь, предложило создать Дом Романса в помещении бывшего кинотеатра «Волна» на улице Берзарина. Когда я получила это здание, оно было совершенно заброшенное, разрушенное: кинотеатра уже давно не было, окна были забиты фанерой... Мы восстанавливали здание не на бюджетные средства, нам помогал весь округ: кто приходил с краской, кто окна вставил, кто двери и т.д. Мы начали работать в конце 2004 года, но еще долго не могли получить разрешение на новое название. Только в 2011 году мы официально стали называться Государственным бюджетным учреждением культуры «Дом романса». Но и это еще не все: нам хотелось бы сделать название таким — «Дом русского романса имени Сергея Яковлевича Лемешева». Мы направили такое прошение на имя С.С. Собянина, и сейчас идёт оформление документов. Более того, Сергей Семенович в этом году подписал Постановление о том, чтобы нам передали ещё одно помещение — на площади Курчатова. Там два зала, большое фойе — есть где разместить людей, принять их так, как мне всегда хотелось. Я мечтаю создать для людей настоящий, любимый Дом, чтобы люди приходили в комфортное, удобное помещение, забывали все житейское, бытовое и погружались в красоту.

Галина Преображенская

— «Романсиада» проходит здесь, в этом здании?
— Нет, конечно, ведь «Романсиада» — один из самых масштабных конкурсов современности, ей требуется огромная сцена. Четыре месяца идут отборы. Первый этап начинается в Москве — для москвичей и жителей Подмосковья. Потом мы едем в Софию на «Балканскую Романсиаду» — туда подтягиваются исполнители из Сербии, Греции, Болгарии. Дальше — «Казахская «Романсиада» в Шымкенте с участием молодежи всей Средней Азии, включая Китай. Потом — конкурс в Гатчине, в Ленинградской области, где выступают конкурсанты из Санкт-Петербурга, северных и северозападных городов России. Следом идёт «Балтийская Романсиада» в Каунасе и ещё один этап в Москве для городов центра России и европейских зарубежных стран. Последний этап — «Сибирская «Романсиада» в Томске, шикарный конкурс вокальных талантов Урала и Сибири. Везде на местах отборочные туры «Романсиады» — это народные праздники, это ликование. В разных концах земли мне всегда говорят одно и то же: мы живём от «Романсиады» до «Романсиады».

—В конкурсе, наверное, участвуют сотни исполнителей. Скольким в итоге удается выйти в финал?
— Из всех этапов, в которых участвует более 400 человек, только 12 мы пропускаем в финал, который проходит в Колонном зале Дома союзов. Там завершается наш конкурс. Представляете, какая конкуренция? А здесь, в Доме Романса, мы проводим только консультации и отборочные туры.

— Кто принимает участие в «Романсиаде»?
— Молодые исполнители — профессионалы, студенты творческих учебных заведений и молодые артисты театров и концертных организаций в возрасте от 17 до 27 лет. Причём если раньше у нас преобладали те, кто постарше, то на протяжении последних нескольких лет я вижу, что конкурс очень «омолодился». Основной костяк — это исполнители, которым 19-21 год.

— Думаю, среди любителей, особенно взрослых, не кончавших музыкальные учебные заведения, тоже есть немало исполнителей романсов.
— Для любителей у нас есть очень красивый конкурс «Романсиада без границ». Есть и для детей «Надежда Романсиады», для создателей романса — «Авторская Романсиада» и даже есть «Воинская Романсиада» для молодых военных — фестиваль офицерского романса. Мы постоянно выпускаем сборники романсов, диски, работаем над развитием идеи романса. Думаю над созданием «Пара-Романсиады» — есть очень много замечательно поющих инвалидов, настоящих глубоких исполнителей с прекрасными голосами.

— Можно сказать, что «Романсиада» воспитывает звёзд первой величины среди вокалистов?
— Безусловно. Во всяком случае, наших «первачей» — тех, кто выходит в финал, всех после конкурса разбирают по театрам и концертным организациям, и все они там заметны. Приходя в театр, я могу даже не смотреть в программку: нашего «романсиадца» сразу видно потому, как он держится, как несёт слово, по особому обаянию творческой личности. Мы не расстаемся с «романсиадцами», мы всё время рядом, вместе, и я счастлива, что «Романсиада» создала такое дружное братство талантливых людей.

Галина Преображенская

— Насколько я знаю, каждый год после конкурса в Колонном зале Дома Союзов проходит грандиозный концерт «Звезды Романсиады».
— Да, но в этом году директор Государственного Кремлевского Дворца П.М. Шаболтай пригласил нас провести гала-концерт победителей «Романсиады» разных лет. Он будет называться «Звезды Романсиады в Кремле». Это очень ответственно, очень важно для продвижения нашей идеи. Впервые в Кремле будет проходить такое масштабное романсовое действо. Ярчайшая современная оперная дива Марина Поплавская летит к нам из Нью-Йорка, Владимир Дмитрук, лауреат конкурса Доминго — из Лос-Анджелеса, замечательный бас Ли Ен Сон — из Сеула, лауреат премии «Золотая маска-2013» Иван Ожогин и «золотой тенор России» Евгений Южин — из Питера, «узбекский Пава-ротти» Рамиз Усманов — из Ташкента. Собираем лучших исполнителей страны и мира.

— Что ждет зрителей концерта «Звезды Романсиады в Кремле»?
— Роскошный праздник! Парад романсовых звезд «Новые короли романса» с участием Государственного академического русского концертного оркестра «Боян» — в первом отделении, а во втором — целый спектакль под названием «Большой вальс русского романса», в котором эту театральную постановку поддержит Государственный русский народный ансамбль «Россия», Государственный Кремлевский балет и народный коллектив «Театр танца «Щелкунчик». Такого ещё не было никогда, поэтому я очень волнуюсь.

— В этом году вы обратились к президенту с просьбой утвердить официальный День романса. Расскажите подробнее об этом письме.
— Да, я обратилась к Владимиру Владимировичу Путину с открытым письмом, оно было напечатано на первой полосе «Литературной газеты». Я пишу обо всех исторических достоинствах романса и прошу, чтобы в России появился официальный День русского романса. Девять лет назад, на сцене Колонного зала я сказала зрителям: «Отныне каждую последнюю субботу января мы будем проводить здесь День романса». Люди подхватили это название с удовольствием — очень удобно, день заранее известен, даже афиши не надо вешать. Если бы День романса получил официальное признание, то, я уверена, в последнюю субботу января по всей Москве, по всей стране зазвучал бы русский романс — чем не праздник, радостный и красивый? Во всяком случае, меня уже поддержали друзья в Томске, Екатеринбурге, Новосибирске, Гатчине, Петербурге, Казани, в Болгарии, Казахстане, Узбекистане, Сербии, где в конце января вновь зазвучит романс.

— Каким вы видите этот день? Это будут романсовые концерты по всей России?
— Концерты, мастер-классы, кино на эту тему, что угодно. Почему есть День охраны озонового слоя, но нет Дня романса? Это ведь «озоновый слой» нашей душевности, сердечности. Русский романс должен уже занять свое заслуженное место. Я иногда удивляюсь тому, что я, русская, должна в России доказывать русским, что русский романс имеет безусловное право на достойное существование. Наш многострадальный романс многое вытерпел — с 1917 года был то под запретом, то под вопросом, и сегодня историческая спираль вновь делает свой уродливый виток — «романс - это умерший жанр, давай искусство для молодежи, давай креатив, да поскорее, нам ваши «цветочки-незабудочки» не нужны». Да, романс консервативен, но сегодня он — единственный жанр искусства, который хранит чистоту русского языка: более того, романс по определению призван говорить высоким слогом, примитив языка и чувства, так растиражированный сегодня, невозможен для романса. И я не хочу слышать, что романс — умерший жанр. «Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно».

Галина Преображенская

— Вижу, что судьба русской культуры сильно вас тревожит...
— И не только. Я вам скажу, что многое мне горько. Горько, что очень часто люди оказываются ниже своего собственного человеческого достоинства, что расцвела истерическая жажда материальных благ, бесконечное потребительство, ставшее мощнейшей идеологией и всего мира, и — увы — нашей страны. Великие умы предупреждали мир об этом бедствии — и Ортега, и Ницше. Кстати, одна фраза Ницше стала девизом нашей «Романсиады»: «Очень скоро наступит время, когда чернь подчинит себе всё. В это время, о, братья, нам нужна новая аристократия, на знамени которой будет написано единственное слово: благородство». Сказано роскошно! И вот эту новую аристократию духа, которая поднимет знамя со словом «Благородство», как раз и воспитывает «Романсиада».

Смотрите также:


Комментарии: