fbpx

Ольга Погодина: «Какая-то я идеальная, аж самой страшно»

Поделиться:

Экранные героини этой актрисы всё больше киллерши, бандерши, стервы да разлучницы. А первая главная роль, которая ей досталась, — колдунья в фильме с «подходящим» названием: «Если невеста — ведьма»... Но все скандалы, бури и передряги — только в её киношной жизни. В настоящей же — вот вопрос! Она тщательно оберегает личную территорию от посторонних глаз. Тем интереснее узнать, что происходит «по ту сторону кадра».

Беседовал Андрей Колобаев

Кольцо с бриллиантом от незнакомца

— Ольга, вы не только успешная актриса, но с недавнего времени ещё и продюсер. Как вам ваша новая роль?
— Комфортно чувствую себя в этой ипостаси, тьфу-тьфу-тьфу. Я никогда не скрывала, что главная моя цель и мечта — создать свою студию и снимать кино. Очень долго и осмысленно к этому шла, почти 25 лет. И вот пришла...

— С какого же возраста вы об этом мечтали?
— С детства. С 5 лет знала, что буду актрисой. У моих родителей, кроме моих болезней, про­блем со мной не было никаких. Я могу сейчас показаться совсем не романтичной, но я всегда была разумным, в чём-то даже расчёт­ливым человеком и никогда не совершала ни­каких безумств. С тех пор как у меня появи­лась мечта, меня больше ничего не интересо­вало на белом свете.

— Итак, вы закончили Щукинское учили­ще. У вас был план, с чего начать?
— План, как у Мюнхгаузена? «Утром война с Англи­ей»? Нет, не было и быть не могло. В на­шей профессии огромную роль играет уда­ча, встречи с определенными людьми, ко­торые могут произойти, а могут и не про­изойти.

— Выходит, вы — везучая?
— Грех жаловаться. Мне встречались удивительные режиссёры, и партнеры у меня были просто обалденные. За встречи с незабываемыми людьми я должна поблагодарить Бога или своего ангела-хранителя.

— Он у вас есть?
— Да, я чувствую его при­сутствие. Возьмите первую мою большую роль в кино, с которой я веду отсчет: «Если невеста — ведьма». Был безумный кастинг. Режиссёр выбрал меня, он поверил, что я буду достойной парой Серёже Безрукову. Судьба. Ну и фарт, конечно.

— Валерий Золотухин как-то рассказывал, что когда он впервые увидел себя на экра­не, первая мысль была — уйти из профессии немедленно. А у вас?
— Первая мысль была: то, к чему я стремилась много лет, сверши­лось. А вторая. Я увидела все свои недо­статки, все достоинства и начала работать над собой.

— Узнаваемость изменила вашу жизнь?
— На­пример, в магазине могут скидку дать, ес­ли твоя героиня нравится, а иногда могут и обхамить, если не нравится. И такое быва­ет. Но я спокойный человек, мне таким тру­дом всё досталось, что теперь я непробивае­мая. В конце концов, любой артист стремит­ся быть известным. Актёр, который к этому не стремится, — нонсенс. Безумно приятно, когда поклонники просят автографы, дарят цветы. Однажды вообще потрясающий слу­чай со мной был. После спектакля преподнесли букет цветов, а там — кольцо с бриллиантом. И ни визитки, ни записки. До сих пор понятия не имею, от кого та­кой подарок.

В клетке с тиграми и под пулями

— В вашей копилке более 50 картин. Но о вас так мало знают зрители и читатели! Интервью почти не даёте, репор­тёров домой не пускаете...
— Знаете, чем меньше о тебе знают в жизни, тем ин­тереснее ты на экране. Наверное, я ни­когда не рассказываю о себе того, что не нужно рассказывать, и не даю пово­да перетряхивать факты моей биогра­фии. Я живу за городом, довольно уе­диненно. Вокруг природа — красота, я очень люблю природу. Иногда брожу по лесу с фотоаппаратом, у меня уже довольно большой фотоархив: дятлы, пеночки, малиновки. Однажды высле­дила хорька и даже лисичку.

— А как насчёт черпнуть вдохновения и набраться сил на каком-нибудь прекрасном острове? Отвести душу, купа­ясь в волнах моря, позагорать?..
— Нет, на острова вообще не езжу. Потребно­сти не чувствую. Лучше я включу лю­бимый канал Animal Planet, сяду на ди­ван и так попутешествую. Я всё распрекрасно про всех рыб знаю, акул, корал­лы. А вот ехать туда и увидеть всё вжи­вую меня совсем не тянет. Я — не экстремал.

— Как же вы тогда отважились зайти в клетку к тиграм?
— Всё решила моя дружбa с братьями Запашными. Я не смогла отказаться от их заманчивого предложе­ния, потому что с 5 лет мечтала побы­вать в клетке с тиграми. Хотя, если честно, ког­да Аскольд закрыл дверь вольера на засов, от­крыл клетку и тигр выпрыгнул оттуда — я чуть не умерла от страха! Почувствовала, как его шерсть скользит по моей ноге... Но я знала на сто процентов, что Аскольд меня прикроет.

— А если бы...
— Вы не знаете Запашных! Они мастера, профессионалы. Я их видела в таких экстремальных ситуациях. Они хватали взбунтовавшего­ся тигра за хвост... Эти ребята — великие артисты.

— Тигров вблизи видели, ра­ди роли киллерши в в филь­ме «Убей меня! Ну, пожалуй­ста!», говорят, не вылезали из тира неделями. А какие экзо­тические навыки ещё прихо­дилось осваивать?
— Машины я, по-моему, все переводила. Пе­рестреляла почти из всех ви­дов оружия, включая арбалет. В ленте «Три дня в Одессе» под пулями бегала, причём под на­стоящими! Есть сцена, где я выбегаю из двери, и одна пуля втыкается в неё до меня, а другая — через мгновение после. Так вот, стреляли луч­шие в нашей стране каскадеры, а я пробегала между выстрелами. С машины и с вагона на ва­гон на ходу прыгала, в ледяной воде во время шторма купалась. Холодный май, Одесса, вода 9 градусов, но ждать, пока потеплеет, некогда, пришлось рисковать. У каскадеров волосы ше­велились. Самое смешное, что мы сцену сня­ли только с третьего дубля. А я потом заболе­ла и слегла.

— Откуда силы и такой характер у такой хрупкой женщины?
— Видимо, врождённые, природные. Плюс богатый опыт преодоления препятствий. Я с детства только этим и зани­малась.

— Если пофантазировать, какую роль вы сы­грали бы в сказке?
— Наверное, кикимору.

— А в фильме ужасов?
— Не играла бы вообще. И ни за что не стала бы играть в «Вие» и «Ма­стере и Маргарите». Боюсь. Хотим мы того или нет, но это заколдованные произведения, и я в это свято верю.

Сексуальность — в глазах и только в глазах

— Ольга, хочу затронуть тему, которую вы не любите: вы замужем?
— У меня замечательная семья: мама, папа, муж. Он — не актёр.

— Мужчины делятся на пар­тнёров и «непартнёров». Вам с какими больше везло?
— С хорошими. (Смеётся.) По­рядочными. И талантливы­ми. Для меня важен ум, та­лант. И ещё, извините за та­кое заезженное слово, как доброта. Почему-то в наш циничный век считается, что если добрый, значит, чуть ли не кретин. На самом деле это важнейшее человеческое ка­чество.

— Если про вас напишут «секс-символ», воспримите как комплимент или как обидный журналист­ский штамп?
— Хороший актёр должен обла­дать сексуальным магнетизмом. По-другому это называется «манкость». Когда смотришь на экран и не можешь глаз отвести. Настоя­щая сексуальность не в мускулах и не в пятом размере груди, а в глазах и только в глазах. Человек может быть даже визуально некра­сив, но при этом безумно сексуален.

— У вас есть слабости? Вредные привычки, в которых можете открыто признаться?
— Весь ужас в том, что нету. Я не курю, не пью, не принимаю наркотики, в магазинах голову не теряю. Какая-то я просто идеальная получа­юсь, аж самой страшно. О, есть недостаток! Бывает, ем по ночам. И неспортивная я, к сожалению.

— Вы успешны в финансовом плане? Что мо­жете себе позволить, что нет?
— Не хочется это обсуждать.

— Есть расхожая фраза: до 30 лет актрису снимают за красоту, а после 30 лет — за та­лант. Вас снимают за что, как считаете?
— Ка­кой каверзный вопрос. Каждый считает, что его снимают, конечно, за талант.

— Традиционный вопрос о Голливуде. Вы из тех, кто...
— Перекрещусь и поеду. Здесь только одна проблема: я жутко боюсь самолётов. По­этому пока не зовут, и слава Богу.

Смотрите также:


Комментарии: