fbpx

Екатерина Климова: Цыганочка с выходом

Поделиться:

Подружки подшучивали над Катей: ветреница так часто бросала то, чем ещё вчера «горела»… Вышивание и фигурное катание, лёгкая атлетика и кружок кройки и шитья... Однажды она за компанию поехала с одноклассницами поступать на подготовительные курсы во ВГИК. Приняли только её. Все думали — это ненадолго...

Беседовала Ольга Генина

Но оказалось — надолго и всерьёз. Катя окончила Щепкинское училище с «красным дипломом» и сегодня знаменита на всю страну. За спиной шипят — красивая, потому и счастливая. И роли у неё главные, и муж знаменитый, и дети растут, и достаток есть. А у Екатерины свой рецепт: не в красоте дело, а в умении радоваться жизни и... совершать подвиги.

«У тебя же трое детей, Катя!»

— Екатерина, правда, что в вас течёт цыганская кровь?
— Да, моя прабабушка по отцу была таборной цыганкой. А цыганская кровь знаете, какая сильная! Через много поколений передается. Я обожаю ездить на гастроли — кочевой образ жизни у меня в крови. Люблю украшения и яркие наряды, чем вычурнее, тем лучше. Терпеть не могу строгие костюмы, рубашки и скучные цвета в одежде. У вольных народов такой девиз: «Украшения должны быть драгоценными, и их должно быть много, а меха — только натуральные». И я их очень хорошо понимаю. (Смеётся.) Если золото, то белое или жёлтое. Если камни, то сапфир, бриллиант и изумруд. Причём я не разделяю мнения некоторых дам о том, что бриллианты нужно держать в сейфе и носить только по праздникам. Драгоценные камни и вместе с простыми джинсами смотрятся умопомрачительно.

— Вы сейчас рассказываете как будто не про себя — в кадре вы практически всегда строги и изысканны.
— Это вынужденно. Я в первую очередь мама, во вторую — актриса, и только в пятую-десятую — девушка с цыганской кровью. Я вобрала черты многих национальностей. Иногда во мне просыпается такая безбашенность, такая энергетика, что сама ужасаюсь — прыгаю с парашютом, летаю на параплане, гоняю на мотоцикле, причём задом наперед, спиной к рулю. Потом ругаю себя сильно — у тебя же трое детей, Катя! Что ты вытворяешь? Из-за смуглой кожи я никогда не обгораю на солнце, но и не краснею, хотя иногда так хочется стыдливо залиться румянцем и опустить глаза долу — такое умение очень полезно в актерской профессии.

— Как домашние реагируют на такой взрывной характер и темперамент?
— Игорь (муж актрисы, популярный актёр Игорь Петренко. — Авт.) долгое время вообще смотрел на меня с испугом и подозревал, что я душевнобольная. А я так привыкла — у нас в семье всегда бушевали итальянские страсти, практиковалось выяснение отношений, бурное проявление чувств. У мужа же, напротив, очень спокойный, выдержанный характер, он не привык громко радоваться или печалиться, целоваться или ругаться. Зато я могу со всей силы кинуть бутылочкой с детским соком в лобовое стекло автомобиля и разбить его. Или, разозлившись, сказать, что мне всё надоело, и я ухожу навсегда. Напялить сапоги на босу ногу, накинуть куртку прямо на домашнюю одежду и уйти в ночь.

— Не очень умный поступок...
— А женщина и не должна быть умной. Я имею в виду ум академический или эрудицию — как вам будет угодно. Ни к чему нам хорошо разбираться в политике, высшей математике, физике
или устройстве автомобиля. Женщина не должна за пять минут разгадывать любой кроссворд. А вот быть мудрой, сообразительной, доверять интуиции и слышать голос сердца, а не разума, — это да. Женщине положено быть красивой, обаятельной, симпатичной или милой, с изюминкой, но не «идеально великолепной». Потому что горе — оно от ума. А классическая красота без внутреннего наполнения — быстро становится скучной и неинтересной.

«Только ленивый не обсуждал роман Петренко с красавицей-полячкой»

— Легко ли оставаться интересной для своего мужчины, когда у тебя трое детей и куча домашних забот?
— Почти невозможно. Но нужно. Раньше я думала, что рожу детей только лишь после того, как получу пару-другую «Оскаров». Но малыши рождались, не спросив нашего разрешения, и полностью изменили все мои представления о жизни и карьере. Мне гораздо важнее состояться как маме, а не как актрисе. Хотя, чего греха таить, когда я родила Матвея, предложений в кино стало очень мало. И я страшно переживала по этому поводу, цеплялась за любую возможность выйти на сцену, срывалась на домашних, хотя те переживали чуть ли не больше меня самой. В этом и есть секрет того, как оставаться интересной и не закиснуть в быту — стараться развиваться, расти, совершать подвиги. Пусть маленькие, пусть незаметные, но это твои личные подвиги и твои достижения.

— Зато вы много снимались, будучи беременной.
— Такая вот ирония судьбы. Режиссёры уже привыкли к тому, что Климова находится в перманентном состоянии беременности, и предлагали мне роли, которые подразумевали такое интересное положение героини. В картине «Мы из будущего» я снималась «на седьмом месяце», и вся съёмочная группа ходила вокруг меня на цыпочках — то приносили домашний творог с мёдом, то развлекали, то давали отдохнуть больше, чем остальным.

— Кстати, о развлечениях — почему вас не видно ни в одной передаче типа «звезды на льду» и тому подобных?
— Так я же постоянно беременная! Либо с животом хожу, либо после родов отхожу. (Смеётся.) Может быть, мне и было бы это интересно — я же жутко азартный человек! Но участие в таких передачах предполагает полную самоотдачу. А у меня семья на первом месте — о какой самоотдаче может идти речь... Тем более что вокруг всех этих шоу — сомнительные любовные истории, романы, измены. Я не хочу никого провоцировать и вообще создавать прецедент вокруг своего имени. Чтобы даже никто не заикнулся ни о чём.

— А что, супруг ревнует?
— Да какое там, Игорь настолько уверен во мне, а самое главное, в себе, что о ревности и речи быть не может. Даже обидно немного.

— А вы ревновали мужа к его работе, партнершам?
— К работе ни в коем случае, я же понимаю, что Игорь у нас добытчик, глава семьи. Чем больше и лучше он будет работать, тем больше достатка будет в семье. Он и рад стараться — не жалеет себя совсем. Я считаю, что у меня не три, а четыре ребёнка, потому что за мужем приходится следить так же, как и за сыновьями — то он руку сломает, то ногу вывихнет, то простудится, потому что в одних штанах по съёмочной площадке на морозе бегает. Что поделаешь, это мужчины — у них такой способ расслабляться и очищаться. А ревность к партнёршам —это сложный вопрос. Я ревнива до умопомрачения, тем более что не раз видела, с какой симпатией к Игорю относятся женщины. Как известные актрисы, так и совсем молоденькие девочки-поклонницы.

— Даёте волю своему темпераменту?
— В таких случаях пытаюсь сдерживаться, насколько это возможно. Стараюсь брать пример с мужа. Ни в коем случае не контролирую Игоря, а, напротив, предоставляю ему полную свободу действий. Даже если на площадке между ним и партнёршей произойдёт что-то похожее на влюблённость, он всё равно вернётся домой — этого мне достаточно для того, чтобы быть относительно спокойной. Хотя бывают исключения... Одна поклонница, молоденькая девочка в короткой юбке, подошла к нам с мужем после спектакля и, ни капли не смущаясь, предложила Игорю: «Я приглашаю вас к себе в номер». Потом посмотрела на меня и снизошла: «Вы тоже можете пойти». И смех и грех. После премьеры «Тараса Бульбы» только ленивый не обсуждал роман Петренко с красавицей-полячкой Магдой Мельцаж. Да и я сама видела, что такую любовь на экране невозможно сыграть без симпатии в жизни, только настоящие чувства делают подобные эпизоды до звона искренними, щемящими. На премьере фильма, когда я крупным планом увидела влюблённые глаза Магдалены, напилась от волнения почти сразу же.

— Когда вы встретились с Игорем и влюбились друг в друга — оба были несвободны...
— Есть вещи судьбоносные — от них никуда не денешься. Вот у нас была именно такая. Действительно, было трудно в той ситуации, сейчас даже вспоминать не хочется. Мой первый муж Илья совсем не понимал, что со мной происходит, терпел перепады настроения, постоянное мое отсутствие. Даже не физическое, а мысленное — я постоянно думала об Игоре. Но приходила домой, видела, как муж спит в обнимку с дочкой, и понимала, что не могу просто так взять и уйти от него. Мучительно долго длилась эта ситуация, а когда я во всём призналась родителям, стало ещё хуже. Мой папа кричал так, что впору было затыкать уши и бежать прочь. Он готов был крушить мебель, посуду, меня. Это было страшно. Мама советовала образумиться ради ребёнка, но я приняла решение и не собиралась его менять. Не думайте, я прекрасно понимаю свою вину и готова за неё нести ответственность. Я понимаю, что, возможно, лишила свою дочь полноценного общения с отцом. Но ни одна пара ещё не стала счастливой только лишь от того, что муж и жена остались друг с другом из-за ребёнка.

Нагадала сына на Рождество

— Вот сейчас вы не беременны. Во многих ли проектах задействованы?
— В наступающем году выйдет пять фильмов с моим участием. Обязательно посмотрите «Матч» — это серьёзная, сильная история о знаменитом «матче смерти» в оккупированном Киеве между украинскими футболистами и немецкой командой «Люфтваффе». Немцы требовали от наших проиграть под угрозой расстрела, но ребята выиграли со счетом 5:3. После игры вся команда была вывезена в Бабий Яр и расстреляна. Ещё фильм «Синдром дракона» Николая Хомерики обещает сильные впечатления — это такой детективный триллер. Не очень российский жанр, но тем и интересен.

— Многие актёрские семьи распадались из-за ревности супругов к славе друг друга — у кого больше ролей, работы...
— Глупо соревноваться. Даже если у меня ролей и сценариев больше, то у Игоря они явно сильнее, серьёзнее. Он более «дорогой профессионал», нежели я. Он и добытчик, и глава семьи. У меня было время, когда я только в одном спектакле была задействована, и всё. Никаких предложений, ни одной роли. Нереализованность сводила меня с ума. Между покупкой продуктов и возней с детьми я просто сходила с ума, рвала и метала. А у Игоря — картина за картиной. Он соглашался даже на сомнительные роли, понимая, что на его плечах груз ответственности за меня, за детей, за наших родственников, за наш дом. Он рисковал своей актёрской репутацией и именем, но всякий раз играл так, что за него не было стыдно, и весь проект приобретал совсем иное наполнение. Он требует, чтобы я бралась только за стоящие, интересные роли, ведь мне-то как раз не надо заботиться о финансовом благополучии семьи.

— Скажите, а кто сегодня занимается хозяйством в вашей семье? Например, покупает продукты?
— Мы сами вместе c мужем и покупаем. Ездим на рынок и в супермаркет за мясом и овощами. Чай, не баре. (Улыбается.)

— Вы не считаете себя сериальной актрисой?
— Это почему же? У меня достаточно «полных метров». Но против сериалов я ничего не имею. Раньше их снимать не умели, ставили на поток, совершали ошибки, ориентировались на невзыскательную публику. А сегодня режиссёры научились снимать истории, которые ничем не уступают полнометражным картинам. А иногда даже и превосходят их.

— Трудно справляться с тремя детьми и быть востребованной актрисой одновременно?
— Очень часто бывает так, что я просто разрываюсь: то ли мужа завтраком кормить и провожать на работу, то ли дочке Лизе косу заплетать и платье гладить. То ли Матвея к бабушке отводить, то ли Корнея к врачу везти... А когда дома никого не остаётся, с ужасом понимаешь, что уже на полчаса опаздываешь на съёмки, и начинаешь носиться по квартире, выбирая между желанием сделать маску, принять душ и необходимостью сделать эпиляцию, потому что сегодня как раз намечаются съёмки постельной сцены. (Смеётся.) Трудно? Очень. Откажусь ли я когда-нибудь от этого? Да ни за что на свете!

— Это правда, что когда вы рожали Матвея, младенца принял Игорь? И что младшего Корнея вы сами себе нагадали?
— Матвей действительно решил появиться на свет внезапно, и кроме мужа никого рядом не оказалось. Игорь не растерялся, принял роды, перерезал пуповину, а потом двое суток с перепуга спал как убитый. А Корнея я «увидела» на Рождество — расплавленный воск в воде превратился в фигурку Девы Марии с младенцем. Тогда я совершенно не планировала рожать третьего ребёнка, но, как оказалось, на момент гадания была беременна Корнеем.

— Но семья все равно на первом месте?
— Знаете, много лет назад я бы ответила,что состояться в профессии — это самое важное. Нас в театре учили, что у великой Ермоловой не было детей, и это истинное служение искусству, это круто. Я верила. А сейчас для меня важнее всего — быть женой и мамой.

— Катя, чего еще вы не пробовали в профессии, но что хотели бы обязательно сделать?
— Я бы хотела сыграть героиню, на которую ничем не похожа — ни внешностью, ни голосом, ни характером, ни биографией. Чтобы долго изучать этот персонаж, фактически стать им. А потом посмотреть на себя на экране и воскликнуть: «Кто эта женщина?»...

Смотрите также:


Комментарии: