fbpx

Ольга Фадеева: «Счастливый человек на многое способен»

Поделиться:

К сериалам нового российского разлива продвинутая публика относится довольно скептически, право называться искусством за этим жанром не признает.

Ольга ФадееваБеседовал: Евгений Данилов

И действительно, уровень большинства сериалов зачастую «ниже плинтуса». Однако нет правил без исключений. Сериал «Она не могла иначе» оказался на голову выше многих проектов подобного жанра. Легко ли было работать над ролью главной героини, и как ей вообще сегодня! Живется? Об этом нам удалось поговорить с актрисой Ольгой Фадеевой, сыгравшей в сериале роль Валентины Толкуновой.

— Ольга, расскажите, как вам досталась роль Толкуновой? Конкуренция большая была?
 Я уже работала с этой кинокомпанией, снималась в двух фильмах, которые они делали: «Пряники из картошки» и «Не жалею, не зову, не плачу». И по старой памяти они меня позвали на кастинг. Вообще в тот день, когда я приехала на пробы, было ещё несколько актрис.

— Но на главную роль выбрали именно вас?
— Мне позвонили недели через две, когда я уже и думать забыла о проекте, и сообщили, что на главную роль выбрали меня. И роль Толкуновой воистину явилась для меня подарком судьбы.

— В то время, когда сериал вышел на телеканале Россия, шли ещё сериал «Пепел» и сериал о жизни Василия Сталина. Но ваш фильм был, на мой взгляд, куда интереснее.
— Спасибо за столь лестную оценку. Героиню зовут Алевтина Толкачёва, но прообразом, конечно, послужила Валентина Толкунова. До съёмок я внимательно изучила её биографию, много слушала её записи. Я и раньше любила её песни, они мне очень нравились своей душевностью, честностью, искренностью. Порою без слёз я не могла её слушать.

— Цепляло за самое сердце?
— Да. Мне так нравился и нравится её чистый голос, я порою её слушаю и плачу. Недавно смотрела её старое интервью, и она там сказала, что слёзы есть очищение. И мне кажется, что её песни как раз и являются очищением для людских душ.

— А где проходили съёмки?
— В Минске. Снимали мы сериал три сезона. Начали осенью, потом был перерыв. Потом снимали зимнюю натуру, и потом еще весну и лето. А в промежутках между съёмками готовились к сценам, оговаривали с режиссёром съёмочные моменты, репетировали. Я читала материалы о Валентине Толкуновой, изучала её интервью.

— Знаю, что вы даже петь учились.
— Да, со мной занимался педагог — Валерия Кубьянс.

Ольга Фадеева— Но в картине поёт Юля Михальчик?
— Да, поёт там Юлия, и, на мой взгляд, она отлично справилась! Я не профессиональная певица и не смогла бы выполнить эту задачу. А так как это не документальный фильм, а художественный, и главную героиню все-таки зовут Алевтина Толкачева, то продюсеры поступили корректно, пригласив талантливую певицу Юлию Михальчик.

—Минск — ваш родной город, вам комфортно было там работать?
— Не то слово. Приятно благодаря разным проектам приезжать из Москвы поработать домой. В сильно перестроенной Москве ведь сложно найти архитектуру 60-70-х, а в Минске всё это осталось. Поэтому кинематографисты очень любят снимать в Минске фильмы с советским антуражем. Вообще киногруппы в Минск охотно едут работать. Там нет пробок, с площадки на площадку можно доехать за 10 минут. Кроме того, там есть крепкие профессионалы: операторы, художники, звуковики.

— Ольга, а окружающие, люди из массовки не начали вас по ходу съёмок воспринимать как Валентину Толкунову?
— Конечно нет! Были очень забавные моменты. Сцену свадьбы Алевтины и Шаульского мы снимали в действующем санатории. Вокруг бродили отдыхающие, для них всё происходящее было целым событием. Пока выставляли свет и камеры, я стояла в сторонке. Вдруг ко мне подошёл дедушка из отдыхающих и спросил: «Вы здесь работаете?» Я говорю: «Ну да, работаю». Он так заговорщически улыбнулся, наклонился ко мне и спросил: «Скажите, пожалуйста, а танцы сегодня будут?»

— Принял вас за работницу санатория.
— Именно. Ведь вы меня при встрече тоже не сразу узнали. (Смеется) Но когда мы снимали концерты, я в гриме выходила на сцену, пела под фонограмму Юли Михальчик и то ощущала на себе народную любовь, которая была направлена на Валентину Толкунову.

— Она ведь была всенародной любимицей.
— Да. Люди, слушая её песни, плакали, затем подходили, благодарили меня: «Спасибо вам большое, что вы напомнили нам про Валентину». Я почувствовала, насколько её любили. И продолжают любить сейчас. Никто её не забыл и не забудет. А это главное!

— В какой степени сюжет фильма близок к биографии Валентины Толкуновой?
— Я думаю, близок по сути, хотя отличается в деталях... Сценарий не повторяет биографию один в один, это и не нужно, требовалось передать душу Толкуновой, её отношение к жизни, к людям, к творчеству. Душу абсолютно искреннего, доброго, открытого человека. Честного, правильного и нормального.

— А ведь таких образцов для подражания сегодня как-то маловато...
— Россия большая, и хороших людей много. И в мире их предостаточно. Без этого мир давно бы уже оказался в бездне. Но таких людей не хватает на экране. Чтобы добрые, искренние и честные люди находили поддержку и видели, что они не одиноки. Позитива сегодня маловато.

Ольга Фадеева

— Но в вашей-то мелодраме в избытке и неприязни, и недоброжелательства, и зависть. Мир шоу-бизнеса показан куда как откровенно.
— Зависть есть в любой сфере. Но Валентина Васильевна была выше всего этого. И поэтому народ её так любил. Она ни в сплетнях ни участвовала, ни в скандалах никаких не была замешана. Она несла в мир добро, и люди это чувствовали. Поэтому так её и любили. Называли «наша Валечка». А козни есть в любой профессии. Но это не профессией определяется...

— А моральными качествами людей.
— Ну да. И наличием конкуренции. Особенно это на этапе становления проявляется, когда человек только начинает свой профессиональный и творческий путь. Но когда человек взрослеет, становится профессионалом, он, мне кажется, успокаивается, проходит желание кому-то завидовать. Меньше амбиций остается.

— В Москве вы играли уже в театре, об антрепризах московских не думаете?
— Думаю. И хотя в театральной жизни Москвы я пока не участвовала, но не отказалась бы поиграть в антрепризах, если будут такие предложения. Лишь бы материал был хороший.

— Нравится вам Москва?
— Знаете, я очень люблю цикл стихотворений Марины Цветаевой о Москве. Там упоминаются «домики старой Москвы» —  исчезающие домики. И я с удовольствием брожу по московским улочкам, по Замоскворечью. Я влюбилась в старую Москву и ищу её следы вокруг. Иногда они обнаруживаются.

— Не раздражает суетный напряженный ритм?
— Смотря как к этому относиться. Если ты здесь живёшь и работаешь — надо приспосабливаться. Москва — это театральная Мекка, здесь больше возможностей развиваться.

— Но живете вы за городом?
— Я живу в деревне в Подмосковье, в доме у родителей мужа. Живём мы все вместе, у нас такой родовой клан. И, наверное, для меня это счастье. Свекровь моя дама известная, олимпийская чемпионка по конькобежному спорту Людмила Евгеньевна Титова. Утром просыпаюсь и смотрю, как пасутся лошади за окном. У нас прекрасный сад, есть свой огород.

— Настоящее натуральное хозяйство?
— Да. Как все селяне выращиваем на своем участке овощи и фрукты. Хотя этим в большей степени занимаются Сашины родители. У нас растёт сын Лёша, ему уже 4 года.

— По-русски с ним говорите?
— Он родился в Минске, в Белоруссии, но в семье мы говорим по-русски. Белорусский я знаю хорошо, в нашем театре пьесы шли только на белорусском языке. Это первый и единственный национальный театр — театр имени Янки Купалы.

— Муж у вас продюсер, каскадер. И познакомились вы, надо полагать, благодаря кино?
— Да, познакомились мы с ним шесть лет назад на проекте «Непобедимый». А где ещё актерам знакомиться? (Смеется). Только, наверное, на работе. Это был боевик, и он и его команда готовили меня к трюковым съёмкам. Мне нужно было драться с ножом в руках. А поскольку я нож в основном использую для нарезания продуктов, он меня учил с ним обращаться. И с моей стороны это просто была любовь с первого взгляда. Я увидела человека и поняла, что он абсолютно мой.

Ольга Фадеева— Как бы данный свыше?
— Да. Вообще было очень смешно. В сцене, в которой я играла, один из бандитов приставлял мне нож к горлу. На репетициях в роли бандита выступал сам Саша. Приставил мне нож к горлу, я взглянула в его глаза и -пропала. А вообще я своим мужем просто горжусь.

— А он не планирует сниматься в кино в качестве актёра?
— Нет, не планирует. Он считает, что каждый должен заниматься своим делом, а актерство — это отдельная профессия. А трюки он делал и для фильма «Мы из будущего», и для очень многих других картин. У него сильная команда, я у них даже фехтованию училась. Мне этот вид спорта с детства нравился. И в театральном институте моими самыми любимыми предметами было сценическое движение и фехтование.

— А сейчас спортом занимаетесь?
— Нет. Я, наверное, всё-таки ленивый человек. Для меня нужна мотивация. Если ради какой-то серьёзной роли мне нужно будет сбросить вес или, наоборот, набрать мышечную массу, я это сделаю. А изнурять себя тренировками как-то не хочется. Профессиональным спортом я не занималась. Ходила в секцию тхэквондо лет пять, но занималась я исключительно для себя. На сборы меня не брали, но зато я видела, как тренируются настоящие спортсмены. У них тренировка занимает целый день, и я поняла, что это не моё. По сути своей я спринтер: соберусь и сделаю, если нужно. А так я лучше с ребенком позанимаюсь, я Лешу вожу в воскресную школу — вот это для меня удовольствие. А ещё я рисую — пробую свои силы в китайской живописи.

— Неожиданное хобби! Почему такой выбор?
— Вы знаете, я вообще восхищаюсь людьми, которые умеют что-то делать своими руками. И сама я занялась рисованием, чтобы что-то материальное после себя оставить. Ведь спектакль — это как следы на песке. Сыграли, волна нахлынула, смыла — и нет ничего. А китайская живопись — это ещё и своего рода медитация. Когда ты выводишь чёткие линии, то полностью отключаешься от суеты. Смотришь на прекрасные цветы орхидеи и расслабляешься. И учишься эту красоту воспроизводить на бумаге.

— Это сложное искусство?
— Конечно, есть своя техника, особенные кисти, особые бумага и тушь. И кстати, тушью мне нравится рисовать больше, чем красками.

— А китайской каллиграфией тоже увлекаетесь?
— Каллиграфия — это тоже отдельный вид искусства, этому долго нужно учиться. Я пока это дело не освоила, а в китайской живописи я уже три уровня прошла: орхидеи, хризантемы и бамбук рисую.

— Вам нравится пробовать себя в разных видах творчества?Актриса, художница, а ведь вы ещё и балетом занимались? 
— Да, занималась. У меня родители — оба артисты балета, всю жизнь танцевали в ансамбле танца в Белоруссии. Маму зовут Людмила Михайловна, а папу Ефим Иванович. Ансамбль танца очень знаменитый коллектив, для Минска то же самое, что ансамбль танца Моисеева для Москвы. Сейчас они занимаются постановками спектаклей. Делают пластические спектакли, ставят хореографию, мама преподаёт.

— А почему не сложилось?
— Мои родители честно мне сказали, что у меня нет данных для этого дела. Я могла бы выучиться, но никогда не стала бы знаменитой балериной. Возможно, работала бы в кордебалете. Но танцевать сольные партии я бы не смогла.

— Звучит очень самокритично.
— Отчасти да. Хотя без этого в актерской профессии нельзя. Честно говоря, и в театре я не только главные роли играла, но и в массовке. И там тоже можно и даже нужно набираться опыта, оттачивать мастерство. Если ты честно относишься даже к маленькому эпизоду, то и в главных ролях у тебя не будет проблем.

— Путь актрисы усеян розами, но у этих роз есть шипы.
— Несомненно. Когда мы поступали в Академию искусств, нас предупреждали - куда вы идете? У актеров не самая денежная профессия. Подумайте. Лучше не надо. Но, видимо, в эту профессию идут влюбленные в творчество люди — только они и остаются. Я тоже актриса. И времена у меня были всякие. Иногда приходилось питаться только макаронами и супчиком из пакетиков. Но как бы я ни жила — я всегда обращала внимание на то, что мне предлагают.

Ольга Фадеева

— И далеко не на всё соглашались?
— Конечно. Я же в ответе за то, что я делаю. И мне далеко не всё равно, в чём сниматься.

— И не боитесь, что главная роль останется единственной, а дальше пойдёт поток сериальной лабуды?
— Нет, не боюсь. И я очень благодарна судьбе за то, что мы с мужем можем выбирать проекты. У нас с ним договоренность: мы работаем по очереди. Я очень избирательно отношусь к выбору материала. И если мне что-то не нравится, я, естественно, отказываюсь.

— Сейчас есть достойные предложения?
—Есть полнометражный фильм, в который меня зовут сниматься. Но детали я пока не хочу озвучивать, что-бы не сглазить. Хорошая команда, хороший режиссёр.

— На радио, на телевидении ничего вести не предлагали?
— Были предложения, даже на телевидение приглашали на кастинг. Но мне кажется, это совершенно другая профессия. Я актриса, своей профессией я и хочу заниматься. Мне ещё нужно набираться опыта в актерстве. Я именно эту профессию люблю, ей и буду заниматься.

— А почему актеры, даже статусные, получающие огромные гонорары в кино, всё равно театр не бросают?
— Театр — это как твой второй дом. Это творческий процесс, это рост. Там можно репетировать, пропустить через себя те или иные характеры, там возможен поиск. Актёров это и привлекает. Ведь у западных кинозвёзд без репетиционного периода съёмки не начинаются. По нескольку месяцев люди готовятся, репетируют, входят в образ. А в итоге и результат соответствующий. А у нас этого практически нет, получил текст — и вперед.

— Много молодые люди сегодня рвутся в актёры. Что бы вы им сказали?
— Я и молодым актёрам, и себе тоже, ведь я ещё не пенсионер, хотела бы пожелать ответственнее относиться к выбору материала. И к работе нужно подходить ответственно. Еще Анатолий Эфрос говорил: «Репетиция — любовь моя». Нужно слушать свой внутренний голос, свою совесть и не идти на сделку с ней. Тогда и Господь разум не отберёт. Не надо считать, что вот, ради заработка, я сейчас подхалтурю, а потом буду в «нетленке» играть. Так почему-то никогда не получается. А ещё я всем желаю счастья. Счастливый человек на многое способен. Если научиться испытывать счастье от самых простых вещей, то и любовь придёт, и всё у вас в жизни сложится.

Смотрите также:


Комментарии: