Татьяна Навка: Леди пламень

Поделиться:

На ней сошёлся клином белый свет. Как только на «Первом канале» стартует очередное ледовое шоу, Татьяна Навка тут же оказывается в центре всеобщего внимания. «Ощущаю себя просто принцессой Дианой», — смеётся она. Но в каждой шутке есть только доля шутки. Ведь разве что ленивый не обсуждает нынче личную жизнь чемпионки.

Беседовал Дмитрий Тульчинский

На сей раз молва «отрядила» ей в женихи партнёра по проекту «Лёд и пламень», молодого певца Алексея Воробьёва. Почему-то «пламень» их сердец вызывает больше разговоров, чем непосредственно «лёд». Но пока слухи ползут, Таня — катается. С олимпийской чемпионкой мы встретились на очередной репетиции шоу.

«Лёша — обалденный парень»

— Таня, вы не устали ещё от фигурного катания?
— Нет. Я в этом году всё лето отдыхала, была везде, где только можно: в Америке, в Европе, на Украине. И в конце августа уже немножко соскучилась по фигурному катанию. Вообще, у меня всегда так: если летом отдыхаю, то осенью уже тянет на лёд. По-моему, нормальное желание вернуться на работу и заниматься своим любимым делом.

— «Работа» — слово больно рутинное. А спортивный азарт ещё остался, желание побеждать?
— Да нет, здесь совершенно другие задачи — реализовать себя, находить новые образы, дарить радость себе и зрителям. А побеждать... Может, в первом шоу и было такое желание. Но это всё-таки не Олимпийские игры, и потом в своей жизни я уже выиграла всё, что могла. А сейчас просто получаю удовольствие от катания. И, конечно, мне сильно повезло с партнёром, Лёша просто обалденный парень: креативный, танцевальный, очень талантливый. Вот он как раз безумно хочет выиграть. Но оно и понятно — для него это все впервые.

— Поэтому, получив перелом руки, — что вряд ли совместимо с парным катанием, — он не ушёл из шоу? Как произошло, кстати?
— Просто упал. Никто даже подумать ничего не успел, потому что Лёша встал и поехал дальше. Потом болела рука, он думал: ерунда, пройдёт. А оказалось — перелом. Но он такой молодец, ничего не боится. Страшно же выходить на лёд со сломанной рукой — вдруг случится падение. Боец оказался редкий, просто уважения заслуживает.

— Вам-то не страшно было выходить с ним на лёд? Всё-таки поддержки даже в шоу никто не отменял.
— Как-то выходили из положения, искали такие поддержки, которые он мог выполнять. То есть как-то выкручивались. И в этом большая заслуга Алексея, потому что он безумный трудоголик, а это всегда огромный плюс — лучше быть менее талантливым, но более трудолюбивым. А потом он ещё и очень быстро учится. Я всегда говорю: Лёша мог бы стать гениальным одиночником, олимпийским чемпионом по фигурному катанию. Он же в этом шоу реально первый раз на лёд вышел, впервые в жизни коньки надел. И посмотрите, какой прогресс!

— Всё равно в мастерстве между вами пропасть, и уронил вас Алексей ещё со здоровой рукой. Не раздражают ошибки партнера? Почему-то кажется, что вы вспыльчивый человек.
— Ну, он же не специально это сделал — чего ругаться-то? Да нет, не могу сказать, что уж очень я вспыльчивая. Но и не скажу, конечно, что флегматик. Я скорее... требовательный человек. Вот, наверное, правильное слово.

«Моя главная цель — создать семью»

— Требовательность — качество, необходимое для тренера. Можете представить себя в этой роли?
— О, я была бы шикарным тренером, сто процентов! Была бы, если бы посчитала, что мне это нужно. Никогда не говори «никогда», может быть, через пару лет я вдруг решу, что тренерская работа вообще смысл всей моей жизни. Но пока, честно говоря, мне совершенно не хочется. Во-первых, тренер — очень сложная и ответственная профессия, она забирает много эмоций, времени, сил. Потом, мне кажется, это и немножко неблагодарная профессия. В том плане, что ты «детей» своих учишь, взращиваешь, посвящаешь им практически всю свою жизнь, а потом они «разлетаются» и забывают о тебе. Это, конечно, очень больно и несправедливо, но, к сожалению, так происходит и будет происходить, никуда от этого не деться. В общем, пока я решила, что есть вещи поважнее. Во-первых, у меня ребёнок, которому я просто необходима. Во-вторых, много другой работы, от которой пока что получаю огромное удовольствие — имею в виду ледовое шоу и последующие за ним турне, спектакли. Конечно, я не буду кататься всю жизнь, когда-нибудь наступит такой момент, когда уже просто не смогу...

— Наталья Бестемьянова и в пятьдесят катается. Как вам такая перспектива?
— А почему нет? Если человек востребован, если у него есть желание и силы. Могла бы я так? Откуда ж мне знать, пятьдесят ещё очень не скоро. Сейчас при мысли такой я могла бы сказать: кошмар, неужели ещё столько лет кататься? С другой стороны, а может, в пятьдесят я буду ощущать себя на двадцать. Да и вообще, в этом можно найти массу плюсов. Человек поддерживает себя в форме. Занимается тем, что очень хорошо умеет. Дарит людям положительные эмоции, праздник. И это прекрасно. Но для себя, наверное, я не хотела бы такого будущего.

— Как далеко вперёд вы смотрите?
— Я не люблю загадывать на будущее, и уж тем более делиться своими планами с окружающим миром. Вообще, у меня много разных идей в голове. Но на сегодняшний день главная глобальная моя цель — создать семью. А всё, что будет вокруг этого: работа, род деятельности, — это лишь дополнение к главному.

— Так работу на будущее можно вообще не рассматривать — есть же очень популярная нынче профессия жены.
— Только женой мне никогда не хотелось быть... Не скрою, иногда возникают такие мысли: боже, как я устала, как хочется быть просто женщиной. Но потом... Да нет, конечно, я не тот человек, который смог бы сидеть дома. Любая женщина, я уверена в этом, хочет себя реализовывать: что-то делать, к чему-то стремиться, ставить перед собой цели...

— Реализовывать себя можно в детях, в муже, в доме.
— Да, конечно. Но я вам так скажу. Когда выиграла Олимпиаду, я приехала домой и три дня практически из него не выходила. Это была давняя моя мечта: когда всё закончится, я сяду дома, буду готовить, мужа провожать на работу, вечером его встречать. Посидела я так три дня. Убрала весь дом, надраила. Наготовила кучу разных вкусностей. Вечером пришли мои близкие и родные. Через час вся еда была съедена, а от моей уборки не осталось и следа. Столько было приложено сил: у меня отваливалась спина, болели руки! А результатов моего труда не было уже и в помине. И тогда я решила: ну уж нет, это не про меня. Мне надо заниматься другими делами, а никак не убирать и не готовить. Я, конечно, иногда убираю и готовлю. Но всё хорошо в меру.

«Грязь ко мне не прилипает»

— Значит, карьера жены отпадает. Остаётся либо спорт, либо шоу-бизнес...
— Думаю, ни то, ни другое. Хотя, наверное, близко к спорту это будет в любом случае. А так — это может быть всё что угодно: и политика, и какие-то руководящие должности...

— На Госдуму намекаете? Сейчас многие бывшие спортсмены там сидят.
— Ну, я не говорю конкретно о Госдуме. Но вообще, если есть способности быть руководителем, то кто ещё, как не мы, бывшие спортсмены, олимпийские чемпионы, может помочь нашему спорту?

— Это планы на будущее, а пока вы — в телевизоре. Комфортно вам быть персоной шоу-бизнеса?
— Я не считаю себя персоной шоу-бизнеса, — занимаюсь любимым делом, получаю от этого огромное удовольствие. А то, что журналисты слагают про меня всякие небылицы, то я на это совершенно не ориентируюсь. Единственно, конечно, немножечко обидно... То есть не обидно, а просто есть некая несправедливость в том, что личность спортсмена, добивающегося высот, у нас никак не популяризируется. Однако стоит ему появиться в телешоу, — всё переворачивается с ног на голову. По себе могу сказать: как только стартует очередное ледовое шоу — а у меня это уже пятый сезон, — я начинаю ощущать себя просто принцессой Дианой. Почему-то резко, ни с того ни с сего, появляется жуткий интерес к моей персоне.

— К личной жизни, естественно.
— Естественно. Когда готовилась к Олимпийским играм, я так вкалывала, так пахала на тренировках... Не только я, все мы. И никому мы не были интересны: как живём, на что живём. Да, ты стал олимпийским чемпионом, в этот день тебя показали по всем каналам. День прошёл, и тебя забыли. А сколько нервов было отдано, сколько крови и пота...

— Не понял, Навка-спортсменка позавидовала Навке из шоу-бизнеса?
— Да не в шоу-бизнесе я! Сама про себя ничего не сочиняю, нигде не пиарюсь. Мне звонят из разных журналов, предлагают обложку, а я говорю: ребята, да отстаньте вы от меня, мне не надо пиариться, у меня нет ни времени на это, ни желания.

— Да вас уже так распиарили, что дальше некуда — таблоиды следят за каждым шагом. Устали от такого внимания?
— Ну конечно, мне это неприятно. У меня растёт дочка, понимаете? Которую я безумно люблю и которая гордится своей мамой. Взрослые всё
поймут, а дочка маленькая ещё — вот что меня больше всего волнует и пугает. Эти люди не думают о моём ребёнке, им наплевать на всё, они просто делают свои грязные деньги. Но я заметила знаете, что? Всё равно наш народ не обмануть. Он видит, какой ты человек. И что бы ни говорили, какой бы грязью ни поливали, всё равно: если человек — личность, если он порядочный, — он таким и останется, и никто не сможет его очернить.

— Всё-таки эти ледовые шоу как будто заколдованные — всякий раз обрастают любовными интригами...
— Ну а как иначе! Взять, к примеру, 2010-й год. Вначале рейтинг у нашей программы, по секрету вам скажу, был не очень высок. Нужно было срочно его поднимать.

— Ага, и вам сказали: Таня, сходи-ка ты к Лёше в больницу, посветись перед фотокамерами...
— Нет, что вы, я ни в чём подобном не участвую — живу нормальной своей обычной жизнью. Как только меня просят что-то такое специально сделать, я как ёрш щетинюсь. Говорю: отстаньте от меня!

— А ведь можно подумать, что сами виновны в появлении очередного любовного треугольника.
— Ну, вы понимаете, как всё может получаться... Вот вы пришли ко мне на интервью. Могли бы, уважая меня как спортсменку, как личность, принести букет цветов. Почему нет? Мне приносили. Какой-нибудь папарацци щелкнул бы, и на следующий день появилась бы заметка: к Навке на шоу пришёл новый любовник. То есть можно написать все что угодно — про кого угодно.

«Я люблю, меня любят...»

— Но вы в курсе, естественно, что пресса снова перемывает вам косточки, теперь уже в связи с романом с Алексеем Воробьёвым. Пишут, что он расстался со своей девушкой из-за вас.
— Ой, они уже не знают, за что зацепиться! Ну да, мы с Лёшей симпатичные молодые люди. Наверное, люди подумали: а почему нет?! В своё время про нас с Романом Костомаровым тоже писали подобное, — правда, тогда это было не так интересно. А вот с Лёшей Воробьёвым — интересно всем, рейтинг шоу взлетел до заоблачных высот. Или открываю один популярный поисковик — две главные новости: одна про Анджелину Джоли, другая — про Татьяну Навку. Ну и чего мне расстраиваться? По-моему, замечательно!.. А если честно, то мне уже просто смешно.

— Раньше тоже все смеялись, думали: пиар. А потом неожиданно пары шли в загс. Сколько новых семей образовалось на ледовых шоу!
— Сколько?

— Заворотнюк и Чернышёв разве не муж и жена?
— Да. И всё. А разводов больше...

— Сейчас уже не секрет, что с Александром Жулиным вы развелись. Участвовать с ним в одном шоу не тяжело? Не профессионально, а психологически?
— Вообще, развод — это, конечно, очень тяжело. Поэтому о тех эмоциях, которые у меня внутри, я говорить не хочу. А что касается работы, то мы с Сашей никогда, ещё с тех пор как он стал моим тренером, не смешивали профессиональное и личное. Так что в этом плане никаких проблем, всё нормально, и мы по-прежнему уважительно относимся друг к другу.

— У вас была сложная процедура развода, потом вы всё лето отдыхали. Может, готовили себя к какой-то другой, новой жизни? Ведь даже перекрасились, на какое-то время шатенкой стали.
— Ну, это было связано с рекламным контрактом. Нет, никакой новой жизни у меня нет, — я такая же, как и была. Каждый день — как будто новая жизнь. «Нужно думать, что живёшь вечно, и проживать каждый день как последний». Не помню, кто из великих сказал, но так оно и есть.

— То есть надо жить одним днём?
— Может быть, и хотелось бы, но не получается... Вообще, наверное, так и нужно жить. Как в детстве, когда мы радуемся каждому новому дню. Солнце вышло — мы радуемся. Снег выпал — счастливы: ура! Быстрее на горку побежали! Это потом начинается школа, экзамены... И ты думаешь: ой, и это надо, и это. То есть мы сами себе создаём проблемы. А наверное, не нужно всё усложнять, надо легче к жизни относиться. И я стараюсь, работаю над собой. Пытаюсь не обижаться на людей. Не обращать внимания на то, кто что сказал, написал. Не всегда получается.

— Чего же не хватает сегодня Татьяне Навке для полного счастья?
— А мне всего хватает! Вот сейчас сижу и анализирую: да я же счастливый человек! Во всём. У меня прекрасная, здоровая, красивая, умная дочь. Только за это я должна быть благодарна Александру Жулину. И Богу, конечно, — за такой подарок в моей жизни. У меня живы и здоровы мама и папа. Я добилась многого в карьере, стала олимпийской чемпионкой. У меня есть любимая работа...

— А любимый человек?
— Конечно! У меня есть любимый человек. Обязательно! Я люблю, меня любят — это самое главное в жизни. Без любви-то жить нельзя.

— Но цель, как вы сказали, — создать семью. Что же этому мешает?
— Время. Время нужно. Во всех смыслах...

Смотрите также:


Комментарии: